Новости

Как устроено образование в Белоруссии и чем оно лучше российского

Мария Кучерова знает о проблемах российского образования очень многое, а о нашем ЕГЭ, кажется, всё. На этот раз она отправилась в Белоруссию, где её потрясли многие вещи: чистота, порядок и система образования. Здесь Мария придумала новый проект для своего блога.

Когда я вернулась из поездки, я уже точно знала, что у меня созрел новый интересный проект. Я ничего подобного не ожидала от этого краткосрочного путешествия. Конечно, я как блогер, пишущий о ЕГЭ, думала, что непременно поспрашиваю там, как белорусские школьники сдают выпускные экзамены, как устроена белорусская образовательная система и как абитуриенты поступают в вузы, но я не ожидала, что эта поездка так сильно меня встряхнёт. Я уехала из Москвы накануне 12 июня, дня рождения суверенной России. Я не понимала, как фантом рухнувшей империи СССР будет сопровождать меня в прямом и переносном смысле на белорусской земле.
Теперь я очень хочу исследовать вот какой вопрос: как образовательная система Советского Союза, в котором я родилась и выросла, трансформировалась и видоизменилась на постсоветском пространстве.

Про Россию, как я тогда думала, мне было вроде бы всё более или менее понятно. Однако именно в Беларуси поняла, что, размышляя о судьбе классического советского образования, я многого не знаю и не учитываю.

Что же произошло с образовательными системами в бывших странах СССР после его краха 26 декабря 1991 года? Прошло уже более 25 лет, пора подвести хоть какие-то итоги. Сегодня многие ностальгируют по советской образовательной системе, сетуют, что мы безвозвратно её потеряли. Выросло уже не одно свежее поколение школьников, но она не умерла, на мой взгляд. Чтобы проследить, что произошло с этой махиной, мало отследить реформирование образовательного пространства, ограничиваясь картой России. Не надо думать, что мы, россияне, — основные носители этой образовательной идеологии. Только увидев комплекс изменений на всём постсоветском пространстве, можно понять весь масштаб трансформаций.

Какие метаморфозы претерпело знакомое моему поколению советское образование за эти 25 лет? Согласитесь, вопрос и масштабный, и жутко интересный. Попробую рассказать вам, как всё это вижу я. Открыть свою летопись хочу именно с Беларуси, в которую просто влюбилась.

Чтобы россиянину попробовать понять Беларусь, первое знакомство надо начать именно с автомобильного путешествия. Я очень рада, что границу между нашими странами впервые пересекла именно на машине. Это неизгладимое впечатление теперь навсегда в моей памяти. Никаких особых примет международной границы вы не увидите, поэтому понимание того, что вы уже на другой земле, будет приходить к вам не сразу.


Большие белые аисты на длинных красных ногах, важно разгуливающие вдоль дорог. Просторы полей, где засеян каждый кусочек, и полное отсутствие борщевика. Ухоженные обочины, чистые и прямые дороги, на которых значительно меньше машин и водители соблюдают правила дорожного движения. Выбеленные коровники и стада довольных коров. В какой-то момент я вдруг поняла, что и лес тоже другой, он прозрачный. Белорусы говорят «звенящий». И все это вместе взятое прямо или косвенно можно назвать рукотворным чудом, включая очищенный от бурелома лес. Оказывается, лес тоже можно прореживать…

Да, Республика Беларусь — это страна чистоты и порядка на простом бытовом уровне. Чтобы понять это, достаточно даже одного дня пребывания в этой стране. Такая она — Белая Русь. Я заранее прошу прощения за свою восторженную субъективность, но трудно быть беспристрастным, когда находишься в ситуации очарования от первого знакомства.
Жили мы три дня в небольшом городе Березино, а одни сутки посвятили беглому, но очень приятному знакомству с Минском. Для меня самым ценным было общение с людьми, и здесь я получила не только огромное количество радости и позитива, но и массу полезной информации. Безусловно, природа и люди — главное богатство этой страны. Кстати, именно это сочетание, как мне кажется, зашифровано в государственном флаге этой республики.

Березино — это небольшой город с населением 12 000 человек, расположенный примерно за 100 километров от Минска. В нём три школы и одна гимназия. О качестве образования предметно судить не могу — много узнать за три дня не получилось. Семья, которая нас приютила у себя дома, — это лишь частный пример. Однако из таких частностей складываются закономерности.

Две дочки оканчивали школу в этом небольшом городе уже после развала СССР, обе работают сейчас в крупных международных компаниях, одна в Москве, другая — в Минске. Даже в таком небольшом городе удалось дать им отличное образование: старшая дочь в совершенстве знает немецкий язык, младшая — английский. С эрудицией у обеих полный порядок, никакого налёта провинциальности.

Расскажу немного о Березино, поскольку для любого путешественника места, где он побывал, со временем становятся своеобразным олицетворением всей страны. Это, конечно, субъективный взгляд: Беларусь очень разная. Все в один голос говорили, что надо обязательно побывать на западе страны, чтобы получить более полное представление, однако мне хватило и небольшого города, чтобы кое-что понять.
Меня сильно поразило, как белорусы относятся к оставшейся от СССР инфраструктуре, они её бережно оберегают и содержат в идеальном порядке. Своим ровесникам, рождённым в 70-х, советую съездить в любой маленький белорусский городок, чтобы просто зайти в универмаг или Дом быта. Это такая сильная и настоящая ностальгическая волна детства!

История не терпит сослагательного наклонения, поэтому не будем сейчас гадать, что было бы, если бы империя не рухнула. Одно наблюдение из этой поездки я точно привезла домой: Республика Беларусь не проклинает своё советское прошлое и не пытается его вымарать из своей памяти. На главной улице по-прежнему стоит Ленин, в городском универмаге всё так же, как было лет 30 назад. Старый стадион в идеальном состоянии: и поле, и беговые дорожки, и трибуны.

И ещё один факт мне бросился в глаза. В небольшом Березино есть настоящая историческая архитектурная жемчужина — это усадьба польских князей Потоцких. Так вот она стоит заброшенная и законсервированная.

Одна из немногих архитектурных достопримечательностей города (если верить «Википедии») — это главный его позор. Не подумайте, что белорусы не умеют восстанавливать архитектурные памятники. Ещё как умеют! В этом я убедилась в Минске. Качеству и достоверности проделанной работы в центре белорусской столицы может позавидовать даже Москва и Питер.

Просто в маленьком городе Березино приоритеты расставлены так, что дворянская усадьба явно не на первом месте. В этом я увидела определённую закономерность. И именно на этой ноте предлагаю вернуться к разговору о реформах в образовании.

Финское образовательное чудо стало уже предметом многочисленных иронических комментариев российских блогеров и журналистов: не знаешь, что писать об образовании, напиши о Финляндии. Но рассуждения о финских образовательных реформах не должны становиться общим местом, поскольку это яркий пример того, как за непродолжительный период времени можно оказаться в другой образовательной реальности.

Россия и Финляндия пошли разными дорогами, однако обе страны участвуют в международных исследованиях качества образования. Но я точно знаю, пока наш Выборг не станет таким же красивым и «облизанным» реставраторами, как финские города, находящиеся буквально в нескольких километрах от нашей границы, России нечего делать и в Болонском процессе, и в PISA. Всё это лишь имитация вовлечения в общеевропейский процесс.

В Беларуси я увидела лишь одну заброшенную усадьбу, поэтому выводы делать не имею право. Что за три дня точно можно было оценить, так это спортивные сооружения города Березино. В это невозможно поверить, пока сам не увидишь. Есть не только собственный стадион, но даже и футбольный клуб!

А недавно в городе отстроили шикарный даже по московским меркам бассейн. Знаю не понаслышке — сама в нём плавала. Находится он в здании Березинской специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва. Кроме плаванья здесь есть секции греко-римской борьбы, волейбола, баскетбола, настольного тенниса, мини-футбола, есть и тренажёрный зал. И это не единственный спортивный комплекс в городе. Как видите, со спортом у березинцев всё в полном порядке. Вот новостной выпуск об открытии бассейна.

Кстати, отношение к здоровью и спорту в Беларуси — это не пустые слова. По данным ВОЗ (2015 год) средняя продолжительность жизни в Беларуси выше, чем в России: мужчины — 72,3 (в России — 70,5), женщины — 78 (в России — 76,3).

Она вошла в первую сотню стран, заняв 98 место (у России — 110 место.)

Образование в Российской Федерации и
Республике Беларусь после развала СССР


Так выглядят сухие цифры становления новых (постсоветских) образовательных систем в двух странах.

Как мы видим, масштаб реформ по сравнению с Россией у белорусов скорее косметический. В 2008 году многие начинания были остановлены искусственно, причём сделано это было централизованно, на самом высоком государственном уровне.
Беларусь не торопится догонять Россию, поэтому с осторожностью относится к идеям подушевого финансирования и стимулирующей системе оплаты труда педагогов. С 2017 года планируется подключить к эксперименту по внедрению нормативно-подушевого финансирования некоторые дошкольные учреждения. Ведутся разговоры и о новой системе оплаты труда, правда, пока все на уровне дискуссий, как я поняла.
А вот сухие цифры, показывающие доход учителей в двух странах.

Россия
Ставка учителя — 18 часов.
Средняя зарплата учителя (в зависимости от региона, учебная нагрузка не учитывается) — от 10 000 до 80 000 рублей (170 — 1 350 долларов США).
Средняя зарплата по России — 30 800 рублей (примерно 522 доллара США).

Беларусь
Ставка учителя — 20 часов.
Средняя зарплата учителя — 500–600 белорусских рублей (примерно 15 000 — 20 000 российских рублей или 250 — 300 долларов США).
Средняя зарплата в Республике Беларусь — примерно 750 белорусских рублей (385 долларов США).

Комментировать цифры не буду, сами делайте выводы. Скажу только, что цены на продукты в Республике Беларусь значительно ниже, чем в Москве, например. Причём продукты эти высочайшего качества, поскольку многое производят сами белорусы. С сельским хозяйством и животноводством тут всё в порядке.

Вы наверняка помните, как комментировал Дмитрий Медведев вопрос о зарплате учителей на форуме в Плёсе, не хочется это повторять. А вот, что говорит президент Республики Беларусь о зарплате учителей и реформе образования накануне 1 сентября 2016 года. Досмотрите до конца — очень познавательно.

Хочу оговориться в одном важном вопросе: я не сторонница искусственной консервации советской образовательной системы как единственного блага. Работая учителем с 1995 по 2012 годы, я всеми фибрами души ощущала необходимость перемен в российской школе. Но не такими темпами, не такими средствами и не такой ценой!
В России проектное обучение, на мой взгляд, провалилось и носит чисто формальный характер. Профильное обучение породило и прочно закрепило философию разумного эгоизма выпускников.

ФГОС для большинства учителей — это филькина грамота, трудночитаемые документы с трудновыполнимыми требованиями, и, главное, всё равно большинство работает по старинке.

Новая система оплаты труда учителей выстроила бетонную стену между преподавателями и администрацией, породив барство среди директоров и ректоров и полностью деформировав нормальные человеческие отношения внутри педагогических коллективов. Объединение в комплексы, на мой взгляд, вообще попахивает диверсией. Про ЕГЭ даже в двух словах не могу сформулировать своё отношение. Об этом мною написана не одна статья.

Централизованное тестирование вместо ЕГЭ

Особо хочу отметить, что в Республике Беларусь централизованное тестирование (ЦТ) имеет ряд серьёзных различий с российским ЕГЭ, хотя белорусы не скрывают, что первые тестовые материалы разрабатывались именно в Москве. О белорусском централизованном тестировании я обязательно расскажу отдельно в следующей статье. Именно различия белорусского ЦТ и российского ЕГЭ поразили меня больше всего. Это был мой личный масштабный культурный шок, поскольку многое в системе поступления выпускников в вузы в этой стране совпадает с моими предложениями по реформированию российского ЕГЭ. Я-то думала, что это мои фантазии, а оказывается, целая страна живёт по таким правилам.

Несмотря на консерватизм и выжидательную тактику, сама политика реформирования в Беларуси порой более гибкая, чем в России. Президент страны не боится заявить: «Исходя из мнения родителей и учителей, по крайней мере, большинства из них, мы приняли решение прекратить затратные эксперименты и возвратиться к той школе, которую мы все хорошо знали». Очень нагляден эпизод с возвратом к 11-летнему образованию в 2008 году. Александр Лукашенко публично признался в ошибочной стратегии, и решение о возврате к старой системе принимало не Министерство образования, а Администрация президента.

Такое же настороженное отношение у Беларуси, на мой взгляд, и к вступлению в Болонский процесс.

Республика дважды подавала заявку на включение её в общеевропейский процесс (в 2012 и 2015 годах). Можно сказать, что в 2015 году Беларусь приняли в Болонский процесс условно, поставив перед страной ряд задач:
• Внедрить национальную системы квалификаций;
• Сформировать многоуровневую систему высшего образования;
• Cоздать независимую систему контроля качества образования;
• Развивать академическую мобильность студентов и преподавателей;
• Пересмотреть вопросы распределения выпускников вузов, финансовой поддержки студентов, реализацию прав студентов и преподавателей на создание и регистрацию организаций.

Январский отчёт 2017 года Общественного Болонского комитета по Республике Беларусь нельзя назвать оптимистичным, основные выводы в отчёте неутешительные: реформирование высшего образования идёт в стране не так, как хотелось бы комитету. Вот, почитайте сами.

У меня сложилось впечатление, что с Болонским процессом в Беларуси всё более чем неоднозначно. Моё интуитивное ощущение, что подобные поступки руководства страны можно объяснить если не лукавством, то крайней осторожностью. И такое поведение вполне вписывается в образ главы государства как крепкого хозяйственника: семь раз отмерь — один раз отрежь. Можно по-разному относиться к этим фактам, но я поняла следующее.

Людям, которые могут своими руками обработать каждый клочок земли и которые победили борщевик вдоль дорог, я бы доверила воспитание собственных детей!
Я преклоняюсь перед европейской цивилизацией за то, что она подарила нам высшее образование как институт, и очень хочу, чтобы все выпускники получали качественное и современное образование независимо от того, в какой точке Земли они живут. Но чудес не бывает, всё постсоветское пространство переживает сейчас образовательный кризис, поэтому нужно очень осторожно менять коней на переправе.

Для Беларуси момент истины настанет в 2018 году, когда будут обнародованы первые результаты исследования PISA. Кстати, это будет момент истины и для российского образования. В этом я не сомневаюсь ни на минуту. Более 20 лет Беларусь сохраняла (как могла) свою традиционную среднюю школу, доставшуюся в наследство от советского периода. Сама жизнь предоставляет нам уникальную возможность провести сравнительное исследование двух образовательных систем в развитии. Я с нетерпением жду официальных цифр статистики от PISA по белорусским подросткам в 2018 году. Ведь PISA — это сравнительное исследование 15-летних школьников на предмет их готовности к жизни.

Из того, что я узнала о молодой Республике Беларусь, хочется выделить главное: мне очень по душе тот факт, что многое в образовательной политике строится на простой житейской мудрости и чёткой логике. Например, учебники в школах выдаются в библиотеках, централизованно, как и у нас, но за пользование ими каждая семья должна заплатить. Согласитесь, в этом есть резон.

Многие, наверняка, знают, что в республике до сих пор существует система распределения по окончанию вузов для бюджетников. Обычно — это работа в течение двух лет (для медиков — три года). Подобная ситуация вызывает много критики, но нельзя не признать, что и в этом есть положительная логика и выгода для государства, которое берёт на себя оплату обучения каждого студента из бюджета страны. В Европе подобная тактика была бы спорной, а вот в России, например, подобные шаги пошли бы явно на пользу экономике. Кроме того, ни для кого не секрет, что наши выпускники не всегда работают по специальности, воспринимая диплом об окончании российского вуза как своеобразный пропуск на тот или иной социальный лифт.

Государственная философия в отношении студентов высших учебных заведений в Республике Беларусь вообще, на мой взгляд, не терпит никаких сантиментов: от молодых абитуриентов и выпускников требуется полная самостоятельность в принятии решений и ответственность за свои поступки.

Они стремятся выпускать профессионалов, а не владельцев заветных дипломов с неопределенными планами собственного трудоустройства.

Есть одна общая для всех бывших союзных республик проблема — это возвращение родного языка в речевую практику молодежи. На мой взгляд, белорусы делают это деликатно: любой выпускник может сам решить, какой язык (русский или белорусский) выбрать для итоговой аттестации. История Беларуси преподается только на родном языке. В Минске я видела несколько рекламных щитов с ненавязчивой и милой социальной рекламой, призывающей учить белорусский язык. Часто общественность поднимает вопрос, что процесс возвращения белорусского языка организован очень медленно. Даже Светлана Алексиевич, лауреат нобелевской премии по литературе, слышит в свой адрес упрёки, что пишет на русском. Я думаю, что в этом вопросе не надо торопиться. Если делать всё не спеша и, главное, осмысленно, то результат будет обязательно.

Много критики обрушивается на реформаторов в Беларуси, и главная претензия — это консерватизм и нежелание двигаться в сторону последних трендов. Но мне очень нравится именно тот факт, что чиновники не торопятся апробировать российские и европейские образовательные новшества на собственных детях.
Надеюсь, что выжидательная тактика в отношении подрастающего поколения в Республике Беларусь продиктована мудростью, а не самодурством.

Источник:
https://mel.fm/blog/mariya-kucherova/47095-kak-ustroyeno-obrazovaniye-v-belorussii-i-chem-ono-luchshe-rossyskogo?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Комментарий. Особое внимание прошу обратить на выступление Президента Республики Беларусь о статусе учителя, об образовательных реформах, о Болонском процессе и других проблемах образования. А у нас год назад один любитель айфонов посоветовал учителям, недовольным низкой оплатой их труда, идти в бизнес. Как говорится небо и земля. Вот и спорь потом о роли личности в истории.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал