Личный архив

И «тройка» хороша, если честная

Александр Владимирович Шевкин — учитель математики 679-й школы, лауреат Премии мэрии Москвы, автор нескольких учебников. Он не только сам влюблен в математику, но и умудряется приохотить к ней очень разных своих учеников. Хоть и не делает из этого предмета культа. А кроме того, у Александра Владимировича есть свой взгляд на нынешнюю ситуацию в образовании, которое он все еще считает одним из лучших в мире.

— Это действительно так, — говорит А.Шевкин. — Вот вам факт из печати: когда в прошлом году в Москву приезжали представители американской фирмы «Боинг», то, между прочим, сказали, что не могли бы поддерживать высокий уровень своих разработок, если бы не использовали труд японцев, китайцев и русских, которых еще продолжают в школах учить основам наук и решать нестандартные задачи. Недаром на Западе обеспокоены направлением наших реформ в образовании. Ведь наши результаты по математике при обучении в школе уже гораздо хуже, чем несколько лет назад. А это основа техники, космоса, обороны…

— Но отчего же наше образование не приводит страну к процветанию?

— Это вина не образования, а управления, которое не заинтересовано в использовании интеллекта. Сегодня государству нужны не умные, а «идущие вместе», — не важно куда и зачем. Поэтому надо менять не образование, а психологию нашей жизни. Да, мы горазды на геройство, готовы закрывать амбразуры, но на ритмичный ежедневный труд нас не хватает. Что ж, страна, которая долго жила в рабстве, не может быстро измениться. У нас пока никто не заботится о том, чтобы каждый человек максимально раскрыл свои способности.

— Что полезного даст нам 12-летка?

— Я руковожу в школе экспериментом, связанным с переходом на 12-летнее образование. Что касается математики, то могу сказать вполне определенно: никакой разгрузки школьников в старших классах не предвидится. Просто то, что раньше изучали за два года в 5-6 классах, планируют растянуть на три. Тех же щей, да пожиже влей. Вот такая получается модернизация…

Вместо этих невразумительных новаций я бы попросту убрал многочисленные конъюктурные предметы типа «мытищеведения», ОБЖ и тому подобных «наук». Да, ребенку полезно знать, где он живет и как остаться невредимым в мегаполисе, но обо всех этих вещах можно сказать на других уроках или же на внеклассных занятиях. А пока вместо того, чтобы работать, дети сидят и слушают рассказ учителя, да и то не все.

И не надо превращать литературу в литературоведение, а русский язык в наукообразные изыски. Вот, например, вижу в классе плакат: «Мы занимаемся по системе…» не буду говорить какой. По этой системе имя Юра пишется так: «Йура». Не уверен, что такой «анализ» полезен для школьников.

В то же время школе не хватает нацеленности на понимание. Мешает старая традиция — делай, как я, неважно, что не понимаешь. А непонятые знания непрочны и требуют куда больше времени на запоминание, освоение. Требуют постоянного повторения. Вот вам резерв для разгрузки ученика.

Но главная цель реформы видится мне в том, чтобы учитель стал свободным и уважаемым человеком. Чтобы он имел не только деньги на новую книгу, но и время, чтобы ее прочитать. Тогда в школу придут другие люди и учить будут иначе.

— Вы пишете новые учебники. А что не устраивает в старых?

— Они рассчитаны на среднего ученика, а надо от разных детей требовать разное. В Англии, например, в одном классе школьники могут идти по разным программам, а мы пока умеем ходить только в ногу. Нужно учиться различать индивидуальные способности ребенка. Поэтому мы закладываем в учебники более глубокую основу. Сильный ученик прочитает материал под свездочкой, решит сложную задачу, а слабый может это пропустить. То есть один и тот же учебник обеспечивает обучение на двух уровнях. Но при этом нужно, чтобы и родители, и дети согласились с тем, что природа по-разному наделяет нас талантами. Если человек силен в истории или в литературе, то не надо ему переживать из-за «тройки» по математике — ведь и Пушкин в ней не блистал. Я, конечно, не предлагаю махнуть рукой на нелюбимые предметы тем, у кого другие интересы: необходимый минимум, который приводит мозги в порядок, необходим, но им можно овладеть без особого напряжения. Учиться надо разумно, не занимаясь самоистязанием. Сильному школа должна дать по максимуму, слабому — обязательный стандарт. Поэтому тройка, заработанная на пределе возможностей, — это прекрасно и не о чем переживать.

— Вы почти 30 лет в школе. Что изменилось за это время?

— Стало сложнее. Например, расстраивает расслоение учеников. Дети слишком рано решают, что им нужно, а что нет и не хотят учить «ненужное»… Кроме того, меняется отношение к учебе, она перестала быть для ученика главным способом самоутверждения. Порой важнее, кто в чем пришел, где у кого серьга… Зато мне нравится, что в школе еще есть дети, которые понимают роль знаний в жизни. Недавно новый учитель физики сказал мне о нашем новом 10 А классе: «Я впервые за последние годы видел так много детей, которые хотят учиться». И это прибавляет мне сил.

Беседу вел Евгений Крушельницкий

Опубликовано в газете «Южные горизонты», 2001, № 38  

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал