Статьи

Сергей Миронов. Главный капитал России

“Невское время”, 22 мая 2002 г.
Сергей Миронов,
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО CОБРАНИЯ РФ

Этот эксклюзивный материал “Невское время” получило от Сергея Михайловича МИРОНОВА, председателя Совета Федерации и давнего автора нашей газеты. Надеемся, что тема статьи особенно актуальна для читателей “НВ”, среди которых немало работающих в сфере науки, культуры и образования.

Когда речь заходит об основных проблемах российской политики, обычно рассуждают о тех или иных назначениях в правительстве, выборах, борьбе партий, заявлениях политических лидеров и т. д. Наверное, это на самом деле важно, но на очень короткой дистанции. К сожалению, вопросы тактики в российской политике слишком часто затмевают стратегические проблемы.

Между тем наша страна стоит перед историческим вызовом, требующим от государственных и общественных деятелей именно стратегического видения. Ведь от сегодняшнего дня зависит, какой будет Россия в XXI веке, каким будет ее место в мире. Нам приходится не только решать внутренние задачи, но и догонять передовые страны, ушедшие далеко вперед в экономическом развитии. И потому особенно важно определить, какими ресурсами мы располагаем, помимо природных. В чем могут быть наши важнейшие конкурентные преимущества?

В век глобальной информации таким конкурентным преимуществом может быть высокий уровень науки, культуры и образования — тех сфер, в которых наша страна имеет несомненные достижения и которые за последние годы пришли в весьма плачевное состояние.

ВОЛШЕБНАЯ ТРИАДА

Обычно науку, культуру и образование рассматривают по отдельности, что неверно. Наука и культура основываются на системе образования; образование и наука существуют в культурной среде: культура и образование нуждаются в научных достижениях. Это единый комплекс, и проблемы его надо решать комплексно.

Наука, культура и образование имеют огромное экономическое и политическое значение. Мы не сможем выйти на современный уровень экономического развития только за счет продажи полезных ископаемых и производства традиционной продукции. Устойчивый рост возможен лишь в том случае, если российская экономика будет основываться на высокотехнологичных производствах; если в ней будут работать образованные на современном уровне специалисты; если будет существовать культурная среда, благоприятная для развития науки и образования.

Для меня стратегическое, фундаментальное значение науки, образования и культуры для будущего России совершенно неоспоримо. Поиском путей преодоления системного кризиса научно-образовательной сферы я занимался во время работы в Законодательном собрании Санкт-Петербурга. Возрождение науки, культуры и образования – одно из приоритетных программных положений движения “Воля Петербурга”, которое я возглавляю. И я считаю тем более важным сосредоточение на этих проблемах сейчас, занимая пост председателя верхней палаты парламента.

ПОМЕНЬШЕ ЭКСПЕРИМЕНТОВ!

И по сей день зуд псевдореформаторства не дает покоя многим чиновником и политикам. Последний пример – введение двенадцатилетнего школьного образования. Нововведение, не имеющее никакого серьезного обоснования, зато требующее колоссальных затрат и усилий. Складывается впечатление, что его инициаторам и апологетам важнее сам факт каких-то преобразований, чем результат. Такая имитация бурной деятельности в худших советских традициях совершенно недопустима.

Изучая состояние научной, образовательной и культурной сфер, встречаясь с их работниками и руководителями, я вижу, что расхожие оценки и предлагаемые решения зачастую если не ошибочны, то явно недостаточны. Чаще всего решение сводится к увеличению бюджетного финансирования, которое, безусловно, необходимо. Однако проблема гораздо глубже, чтобы ее можно было решить, просто увеличив количество денег. Тем более что государственный бюджет, к сожалению, невелик, и его ресурсов не хватит, чтобы обеспечить развитие на нужном – высочайшем – уровне.

Решение стратегической задачи должно быть стратегическим. Это должно быть не латание дыр, а долгосрочная политика, основанная на внятных приоритетах. Считаю необходимым сформулировать несколько позиций, которые, на мой взгляд, принципиально важны при выработке такой политики.

Первое, что необходимо помнить: меньше экспериментирования. Десять лет назад мы как-то легко – я бы даже сказал, легкомысленно – забыли, что отечественная наука, система образования, культура находятся на весьма высоком уровне по самому “гамбургскому” счету. И занялись их “реформированием”, не потрудившись понять, а что надо сохранить. Такие реформы по принципу “ломать – не строить” вредны в любом деле, но для интеллектуальной и духовной сфер они попросту губительны.

Решать проблемы науки, культуры и образования следует в комплексе. Мы не добьемся возрождения и подъема в каждой из этих сфер в отдельности – только вместе. То, что они расписаны по разным ведомствам, конечно, удобнее для чиновников, но комфорт исполнителей и эффективность не равны друг другу. Надо ли говорить, что должно быть первично?

О ПОРОЧНОСТИ ПОПУЛЯРНОГО ТЕРМИНА

Ключевой момент – постановка задач. И правительство, и парламент, и органы власти в регионах, и муниципалитеты принимают бесконечное число постановлений, решений и законов о поддержке образования, науки, культуры… Тем самым жизненно важные для общества сферы приравниваются к иждивенцам, которых надо содержать из милости, и обрекаются на пресловутый “остаточный принцип”.

Здесь порочен сам термин. Речь должна идти не о поддержке, а о развитии. Различие тут не в словах, а в содержании. Установка на поддержку означает топтание на месте; заботу исключительно о выживании. А это значит, что мы будем все больше отставать от передовых стран, терять наше конкурентное преимущество – и сползать в “третий мир”.

Нам нужно не выживание, а развитие. Нужно стремиться не просто восстановить силы, но двигаться вперед. Надо думать не только о распределении мизерных средств из тощего бюджетного кошелька, но и о поиске дополнительных ресурсов, компенсирующих финансовую слабость государства. Нужна государственная программа развития науки, образования и культуры, включающая на только выделение бюджетных ассигнований, но и меры структурного, протекционистского, стимулирующего характера.

Государство должно озаботиться механизмами управления научными, образовательными и культурными учреждениями. То есть прежде всего радикально сократить и оптимизировать бюрократические структуры, руководящие этой сферой. Это, кстати, значительно снизит риск необдуманных экспериментов, о которых говорилось выше. Ведь чем больше инстанций и их сотрудников, тем больше у них желания что-нибудь переформировать, дабы показать, свою значимость.

Основополагающим в сфере научной деятельности является федеральный закон “О науке и государственной научно-технической политике”. Однако многие его правовые нормы требуют уточнения, раскрытия механизма реализации, а по ряду вопросов настало время подготовки и принятия отдельных федеральных законов. Уже есть проект закона “О государственной поддержке и государственных гарантиях инновационной деятельности в Российской Федерации”, идет работа над развитием и совершенствованием нормативно-правовой базы по охране интеллектуальной собственности.

А К МЕНЕДЖЕРУ ОБРАЩАЛИСЬ?

Большая проблема – профессиональный менеджмент. Ведь блестящий физик, артист или педагог далеко не всегда является высококвалифицированным менеджером. Поэтому, работая в рыночной среде, они далеко не всегда в состоянии правильно использовать имеющиеся ресурсы, а тем более привлечь дополнительные. Сегодня в России уже есть профессиональные менеджеры самого высокого класса, но их мало, и работать они предпочитают в частном секторе. Кстати, не только потому, что это выгоднее! Государство отнюдь не спешит звать их управлять своими структурами, в том числе научными или образовательными.

Этот подход надо пересматривать. Программа развития должна включать подготовку современных управленческих кадров для науки, культуры и образования. Грамотный менеджмент может в значительной степени решить финансовые проблемы, использовать мощнейший интеллектуальный потенциал России для подъема экономики и уровня жизни – прежде всего самих интеллектуалов.

Что же касается проблемы финансирования, то для ее решения можно и нужно использовать не только бюджетные средства, но и частный капитал. Здесь мало разрешения привлекать частные средства: государство должно стимулировать частный капитал вкладывать деньги в науку, образование и культуру. Нужны внятные правовые рамки таких вложений, налоговые стимулы, иные поощрения.

Тем более что сейчас уже сложился пока не слишком большой, но значимый и развивающийся сегмент отечественного бизнеса, озабоченного не только зарабатыванием денег, но и будущим страны. Есть примеры, когда частные компании оказывают помощь образовательным, научным, культурным учреждениям, реализуют программы содействия этим сферам. Задача государства сделать так, чтобы эти компании находились в выигрышных условиях, чтобы частные вложения в науку, образование и культуру были систематическими – и отвечали приоритетам страны.

От государства также требуется протекционизм на внешнем рынке. Речь идет и об авторском праве, и о международном признании наших документов, и об образовании, и о культурном наследии. Не только отрасли промышленности, но и интеллектуальное производство нуждаются в содействии государства в мире.

На этих принципах должны строиться и законодательная деятельность, и правительственная политика. Уверен, что такая политика может и должна быть успешной. Ведь речь идет о тех сферах жизни, которыми мы всегда по праву гордились, которые всегда делали Россию по-настоящему великой страной независимо от того, кто был у власти. Мы не имеем права промотать это наследие.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал