Статьи

Компетентностный подход в образовании как отказ от всестороннего развития личности

О.Р. Каюмов

Филиал ОмГПУ в г. Таре

 

Нынешние реформы в системе образования России, конечно, связаны не с открытиями в педагогике, а с изменением социальных ориентиров, которые диктуются «правилами рынка» и активно поддерживаются теми, кто победил в «холодной войне». Модернизация образования – это плата за потерю статуса сверхдержавы. Нашу страну принуждают отказаться от имперской (византийской) системы просвещения: должна уйти в прошлое всеобщая грамотность, нацеленность на «всестороннее развитие личности». Оба упомянутых двигателя реформ (рыночный механизм и внешнее давление), очевидно, взаимосвязаны. Планомерное «вытеснение всех анклавов социальной и культурной развитости и ликвидация программ развития под предлогом их рыночной нерентабельности» [1] сопровождается навязчивой «вестернизацией» мышления. В этих условиях, тем не менее, система образования проявила такой запас прочности, что устояла при экономической катастрофе 90-х годов, а интеллектуальные ресурсы России оказались востребованными на Западе не в меньшей мере, чем сырье [2]. Страну покинуло около 1,5 млн высококвалифицированных специалистов; ежегодные интеллектуальные потери для России оцениваются в 50 млрд. долларов [3].

Огромный дефицит рабочей силы в ЕС [4] и неудобство ее импорта из бывших колоний (ввиду проблем с арабскими, турецкими и т.д. общинами в центре Европы) включили механизм «болонского процесса». Объявлена цель – обеспечение «крупномасштабной студенческой мобильности». Очевидно, что это будет дорога с односторонним движением: «Лучшие наши выпускники поедут в Португалию и Испанию, а выпускники Португалии и Испании не поедут в Новосибирск, Читу, Хабаровск. Для такого переезда у них нет мотивации» [5]. Прогнозируемый урон от такой «утечки мозгов» будет более ощутимым, чем вывоз трудовых ресурсов из СССР во время гитлеровской оккупации. При этом «к своим собственным выпускникам США относятся куда как бережнее и расчетливее. Если ты получил образование за счет штата или федерального правительства, то изволь сначала отработать затраченные на тебя деньги, можно и просто их вернуть, а уж потом гуляй, где хочешь» [6]. Идеология «болонского процесса», вопреки традициям России (где просвещение считалось общественным благом), требует от нас признать образование исключительно товарной услугой. Отсюда – попытки ввести универсальные оценочные категории в виде компетенций (competences). По смыслу они близки к компетенциям (skills), воспроизводством которых занята массовая школа в США. Теперь американский прагматизм проникает в Россию.

«В сфере специализированного образования и повышения квалификации мы непрерывно слышим жалобы со стороны обучаемых, сетующих на то, что им дают «слишком много теории», слишком много непрофильных знаний, которые вряд ли им пригодятся на конкретном рабочем месте. Но все дело как раз в том, что этот «излишек знаний» и является источником социально-экономической и промышленной динамики современных обществ» [1]. «Тут действует закон, хорошо известный каждому преподавателю: если ты объясняешь ребенку только А, он А не запомнит. Надо объяснить А и Б, тогда он Б забудет, а А останется. В американской школе дети невесть сколько раз пишут заявление о приеме на работу — как же, «подготовка к жизни»! В итоге 80% выпускников этой несчастной бумажки написать не могут. От 15% до 25% американцев функционально неграмотны – не могут читать и писать в объеме, необходимом для полноценного функционирования в обществе!» [7]. Автор этой фразы – ученый физик, эмигрант из России, шокированный отсутствием в американской школе того, что мы называем «глубоким пониманием предметов»: вместо логических рассуждений — «глобальное завязывание шнурков». Само слово «education» не тождественно «образованию», оно ближе к понятию «тренинг». В итоге научные успехи США обеспечиваются не школьным образованием, а финансовыми вложениями и импортом интеллектуальных ресурсов из России, Китая, Индии и т.д. «Американская программа дебилизации, на которую планомерно переводят наши массовые школы, в самой Америке действует тоже, только в массовых школах. Элиту (где-то 1%) там учат по классической, советской системе» [8]. В этом смысле для нас важнее опыт Японии, которая «активно перестраивает образование в целях перехода от цивилизации исполнителей к цивилизации личностей. Весь мир все больше обсуждает не умения и компетенции, а способности» [9]. Главной ценностью российской системы образования является принцип фундаментальности знаний, традиция логических рассуждений и глубокого понимания явлений, что лежит в основе «всестороннего развития личности». Потеря этих традиций может задержать возрождение нашей страны.

 

Литература:

  1. Панарин А.С. Стратегическая нестабильность в ХХI веке. М.: Эксмо, 2004.640с
  2. Ваганов А. «Западный пылесос» для российской науки // Отечественные записки. 2002. №7. С. 292.
  3. Горе без ума. [Интервью с акад. РАЕН Вл. Лисичкиным] // Труд. 2003. 24-29 апреля. С.20. http://www.trud.ru/article/24-04-2003/55936_gore_bez_uma/print
  4. Садовничий В.А. О Болонской декларации: из выступления на VII съезде Росс. союза ректоров. http://www.journal.spbu.ru/2003/04/num-index.shtml
  5. Болонский процесс, или Дорога с односторонним движением. Интервью с деканом НГУ В. Диевым. http://philos.nsu.ru/bolon/ index.htm
  6. Шарыгин И.Ф. Об утечке мозгов. <ahref=»http: .=»» ?action=»Page&ID=234″»>http://www.shevkin.ru./?action=Page&ID=234
  7. Вейцман Б. Две школы – два образа жизни. 1998.

http://www.ozon.ru/context/detail/id/192065/

  1. Богаевская Н. 22.05.2007. В сфере образования аналогом вступления в ВТО стало присоединение к Болонской конвенции об унификации системы высшего образования в Европе. http://www.vedu.ru/index.asp?cont=index&news=3374
  2. Крупнов Ю.В. Реформа образования: торжество мракобесия. 01.06.2004.<ahref=»http: .=»» ?action=»Page&ID=157″»>http://www.shevkin.ru./?action=Page&ID=157
www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал