Статьи

Академик В.И.Арнольд. Что ждет школу в России

Следующий краткий анализ является сокращенным пересказом плана модернизации образования (проект 2001 года). Его оценка дана после нижеследующего пункта 4.

Владимир АРНОЛЬД, академик РАН

1. Основными целями образования объявляются “воспитание самостоятельности, правовой культуры, умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности, знания экономики, права, менеджмента, социологии и политологии, владения иностранным языком”. Никакие науки в “цели образования” не включены.

2. Основными средствами для достижения этих целей объявляется “разгрузка общеобразовательного ядра”, “отказ от сциентистского (то есть научного. — В.А.) и предметоцентристского подходов” (то есть от обучения таблице умножения. — В.A.), существенное сокращение объема образования” (см. ниже, п.4). Специалистов необходимо отстранить от обсуждения программ своих специальностей (кто же согласится с мракобесием? — В.А.).

3. Систему оценки “следует” изменить, “предусмотрев безотметочную систему обучения”, “оценивать не учеников, а коллективы”, “отказаться от учебных предметов” (уж очень они узки: уроки литературы, географии, алгебры…), предполагаются “отказ от требовательности средней школы по отношению к начальной” (зачем знать русский алфавит и уметь считать на пальцах, когда есть компьютеры! — В.А.), “переход к объективизации процедур оценки с учетом международного опыта” (то есть к тестам вместо экзаменов. — В.A.), отказ от “рассмотрения обязательного минимума содержания образования” (это рассмотрение якобы “перегружает стандарты”: некоторые начинают требовать, чтобы школьники понимали, почему зимой холодно, а летом тепло).

4. В средней школе в неделю должно быть: три часа русского языка, три часа математики, три — иностранного языка, три — обществоведения, три — естествознания; вот и вся программа, отменяющая “тупиковый предметно-ориентированный подход” и позволяющая “включение дополнительных модулей”, а именно “гуманизацию и гуманитаризацию”, “отражение культуры местных народов”, “интеграцию представлений о мире”, “сокращение домашней работы”, “дифференциацию”, “обучение коммуникативной технологии и информатике”, “использование общих теорий обучения”.

Таков план “модернизации” школы.

Короче говоря, план состоит в том, чтобы отдать предпочтение фактическим знаниям и предметам (литература, физика, к примеру, полностью выкинуты даже из тех перечней, где теперь появились разные виды военной подготовки, называемой “дифференциацией”: Калашников вместо Шекспира).

Вместо знания того, что столица Франции — Париж (как говорил Манилов Чичикову), наших школьников будут теперь учить, что “столица Америки — Нью-Йорк” и что Солнце вращается вокруг Земли, опуская уровень знаний ниже требовавшегося при царе в церковноприходской школе.

Это торжество мракобесия — удивительная черта нового тысячелетия, а для России — самоубийственная тенденция, которая приведет к падению сначала интеллектуального и индустриального, а впоследствии — и довольно быстро — оборонного и военного уровня страны.

Надежду вселяет только то, что аналогичные предпринимаемым сейчас попытки уничтожить высокий уровень образования в России, ознаменовавшиеся в двадцатые и тридцатые годы “бригадно-потоковым методом” и уничтожившие как гимназии, так и реальные училища, не увенчались успехом: уровень образования в современных школах России остается высоким (что признают даже авторы обсуждаемого документа, находящие этот уровень чрезмерным).

“Известия”, 8 февраля 2002 г.,
приложение “Наука”, стр. III.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал