Новости

Заключительное заседание Всероссийского научно-практического семинара «Передовые идеи в преподавании математики в России и за рубежом»

Это часть фасада старинного одноэтажного особняка на ул. Радио. Сегодня здесь закончил очередной годовой цикл семинар, на который я приезжаю с особым волнением.

50 лет назад 17-летним мальчиком я поступил учиться на математический факультет Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской. Теперь это областной университет (и не только педагогический). В этом году я посетил три заседания семинара из восьми. И каждый раз волнительный выход из м. «Бауманская» — те же старинные здания, много новых и очень высоких. Там же за перекрёстком под зелёной крышей здание, где раньше был кафетерий. Иногда по дороге в институт, если позволяло время, заходил на второй этаж перекусить. Тот же трамвай 50, на котором можно добраться с Комсомольской площади до этих мест — это чуть дольше, чем на метро. А вот и улица Радио. Флаг победы над одноэтажным строением, слева по ходу мой институт.

Внутри чисто и опрятно, светло. На втором этаже рядом с деканатом искал Т.Н. Грань, заглянул не в ту комнату. Девушка спросила:

— Простите, а как Вас зовут?

— Александр Владимирович.

— Так это на Вашем сайте я только что была — я готовлю диплом, мне посоветовали.

Умеют же в родном институте порадовать ведущего сайта! Обещал помочь, что-то посоветовать, если напишет.

Тут мы встретились с моим старинным другом Муравиным Георгием Константиновичем — мы с ним пишем разные учебники, но мы по одну сторону баррикады в борьбе за сохранение образования в стране. Пришёл на семинар и мой одногруппник Александр Владимирович Нелаев. Позже он рассказал, что его мама, читавшая нам предмет «Школьная гигиена», ставила ему меня в пример. Говорила: «Вот Саша Шевкин — ему труднее, чем тебе, а смотри, какой он целеустремлённый». Какими же одинаковыми были наши мамы (Светлая им память!), они всегда находили пример, на который должен равняться их сын, но я как раз был недостаточно целеустремлённым в то время. 

Тут подошли другие участники семинара. К сожалению, нас было совсем немного. А семинар уникальный. Сейчас им руководит доктор пед. наук Кузнецова Татьяна Ивановна, а начиналось всё в далёком 1959/60 учебном году. (Я тогда учился во втором классе!) Руководил семинаром многие годы проф. Иван Козьмич Андронов, читавший в мою бытность студентом историю математики на моём курсе. Тогда ему было 70.

А дальше было моё сообщение. Назвать это докладом уж очень пафосно. Это не научное исследование, а, скорее, наблюдения учителя математики. Текст доклада размещён на странице СТАТЬИ (можно искать по дате 10.05.2018). Здесь размещаю тезисы.

50 лет реформирования математического образования.
От реформы академика А.Н. Колмогорова до ФГОСа

Шевкин А.В., г. Москва,
avshevkin@mail.ru,

Тезисы доклада

50 лет назад началась колмогоровская реформа математического образования в СССР. Одной из главных её целей было повышение научного уровня изложения материала в учебниках и на уроке. Одним из недостатков обучения математике в школе считали позднее появлении функции. Тогда считалось, что изложение школьной геометрии отстало от развития геометрии-науки, в учебниках практически не использовались преобразо­вания фигур, что повышению научного уровня изложения математики в учебниках и на уроках поможет опора на теоретико-множественный подход, а также использование соответствующей символики и терминологии.

Резервом повышения уровня обучения математике (и другим предметам) посчитали передачу одного класса из начальной школы в среднюю. В 80-х годах от этой идеи отказались.

Поиск резервов учебного времени привёл к сокращению времени на изучение арифметики, к обучению решению текстовых задач при помощи уравнений. Кроме того, возобладал узко практический подход к использованию текстовых задач. Считалось, что обучать детей нужно с учетом возможностей применения изученных способов действий на практике или в дальнейшем обучении. Посчитали, что с развитием сообра­зительности и смекалки, что приписывали текстовым задачам, справятся изучение понятий «множества» и «соотношения».

В результате развитая и уникальная для мировой практики система обучения решению задач была разрушена. Детей стали учить решать задачи методом «Пусть x – …». Результат не заставил себя долго ждать. Уровень математической подготовки школьников упал, что показали вступительные экзамены 1978 г.

Второй недостаток первой реформы заключался в нарушении принципов систематичности и фундаментальности обучения, что проявилось в хаотичном изучении числовых множеств и других вопросов и противоречило заявленной цели — повышение научности изложения материала в учебниках и на уроках. Это означает, что с научностью изложения материала в учебниках, которую хотели повысить, получилось не так, как хотели.

 Говоря о промахах реформы конца 60-х годов прошлого века, надо упомянуть, что проведение реформы наложилось на политическое решение, которое сказалось на образовательном процессе и на результатах обучения, быть может, сильнее, чем все промахи первой реформы вместе взятые. Ничем не компенсированный перевод «двоечников» в следующий класс понизил ответственность школьников за результаты учебного труда.

Отметим, что реформа образования в СССР готовилась тщательно, во главе реформы стоял учёный с мировым именем – А.Н. Колмогоров. В той реформе были существенные содержательные недостатки, которые только усилились разрушительной перестройкой в отношении прав и обязанностей участников образовательного процесса.

Но эти недостатки меркнут перед тем, что сотворили во второй реформе, которая проводилась с целью закрепления за Россией роли сырьевого придатка «цивилизованных стран». Вторая реформа математического образования велась в рамках разрушительной работы представителей Всемирного банка (ВБРР), поэтому не имела целей достижения хотя бы какого-то улучшения, хотя бы в чём-нибудь. Главная цель проведённой «реформы» подчинить образование России интересам Запада.

Все меры, принятые в рамках этой «реформы»: ЕГЭ, ГИА, новая система оплаты труда, приведшая к конкуренции за зарплату внутри педагогического коллектива, введение бессодержательных стандартов, вариативности, отказ от ориентирования учебного процесса на знания и умения в пользу никчёмных «компетентностей» и всевозможных видов деятельности, навязывание убогого базового уровня обучения, уменьшение учебного времени на изучение математики во всех классах, особенно резко в начальной школе — всё это не могло привести к положительному результату.

Серьёзно анализировать идеи второй диверсионной реформы образования, методов её проведения, видимо, не нужно. Это не вопрос научного анализа. Здесь нужен анализ органов, расследующих антигосударственную деятельность. Вторая реформа не дала никаких положительных результатов, так как не была на это рассчитана. Более актуальной в данный момент является задача наименее травматичного вывода среднего (а за ним и высшего!) образования из-под руин, в которые его повергло безудержное реформаторское творчество представителей Всемирного банка в России.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал