Новости

Всероссийский съезд преподавателей и учителей математики. 6-7 декабря 2018

Заметки ведущего секцию

Признаюсь честно, после первого съезда учителей я было остыл к идее активного участия в таких собраниях, которые никак не могли изменить положение математики в школе. Даже хотел на этом съезде побывать и написать текст в стиле «Заметки постороннего».

Но после моего возвращения из Барнаула поступило предложение от В.Ф. Бутузова подключиться к могучей кучке (В.Ф. Бутузов, Ю.В. Нестеренко, И.В. Ященко ) ведущих секцию «Преподавание математики в школе: содержание и базовые программы». И я сказал себе: если кто-то считает, что я могу быть полезен, то надо участвовать. Дело в том, что на второй день съезда И.В. Ященко должен был вести секцию параллельно нашей, в первый и во второй день мои именитые коллеги вели занятия со студентами, но могли вести секцию, а «Круглый стол» 7 декабря вести было некому. Я согласился. 

Открытие было весьма торжественным. В.А. Садовничий открыл съезд, зачитал приветствия, пришедшие в адрес съезда, в том числе от И.И. Мельникова (Госдума). С приветственным словом выступили А.А. Фурсенко, который говорил о роли математики в жизни страны, а у меня не шло из головы его высказывание 2004 года о главном недостатке советской системы — она стремилась воспитать человека-творца, а теперь задача иная — воспитать квалифицированного потребителя того, что изобрели другие. Я взвешивал каждое слово бывшего министра, но даже все вместе они меня не убеждали. Почти по Станиславскому я говорил себе: «Не верю!» От Министерства просвещения с приветственным словом выступила заместитель министра.

В первый день были замечательные выступления математиков: С.К. Смирнов, А.Т. Фоменко, В.М. Тихомиров  и др. После обеда в нашей секции выступил В.Ф. Бутузов с обстоятельным рассказом об учебниках геометрии под редакцией В.А. Садовничего. Было выступление И.В. Ященко, который не порадовал картиной математического образования, отражённой в результатах ОГЭ и ЕГЭ. Было два противоположно направленных выступления по введению элементов теории  вероятностей и статистики в школе. И.Р. Высоцкий доложил о первых результатах и проблемах преподавания этого материала в школе — главный тезис: учителя привыкают, осваивают новый предмет и т.п. А О.П. Виноградов, преподающий теорию вероятности на разных факультетах МГУ и в СУНЦ МГУ уже 50 лет, говорил о том, что в отборе материала по вероятности нет необходимости увлекаться и вникать в сложные вопросы, требующие для освоения много учебного времени и большого числа разобранных решений и самостоятельно решённых задач по вероятности. Для этого совершенно нет условий, так как дети, как только что убедительно показал И.В. Ященко, массово не освоили более простые вещи — три действия с целыми числами, действия с дробями и т.п., а введение элементов теории вероятностей только ухудшает положение с изучением основной программы по математике. На этом слабом фоне вряд ли что-то можно хорошо усвоить из теории вероятностей и статистики, кроме простейших задач на вычисление классической вероятности. Олег Павлович на ряде примеров показал, как слабо усваивают эту теорию студенты разных факультетов МГУ, потому что не получают хорошую базовую подготовку по школьным предметам — алгебре и геометрии. А введение элементов теории вероятностей и статистики только забирает учебное время у этих предметов, мало чего добавляя в математической подготовке школьников. В конце выступления Олег Павлович высказался если не за отмену ЕГЭ, то за ослабление роли этого экзамена в школе.

Довольно интересным было сообщение учителя математики школы 57 М.А. Волчкевича о подходах к преподаванию геометрии в проекте «Математическая вертикаль».

На второй день случилась накладка. Кроме круглого стола мне пришлось вести всю работу нашей секции. Признаюсь, это мой первый такой опыт и мне было тяжело жёстко соблюдать регламент, так как выступавшие говорили по делу и увлечённо. Первым было моё сообщение по сокращённому варианту статьи:

Полвека реформирования математического образования. От реформы академика А.Н.Колмогорова до ФГОСа

Я смягчил полемический задор, но посчитал важным обратить внимание участников нашей секции на истинные причины провала текущей реформы образования и математического в том числе. Желая показать пример чёткого соблюдения регламента, я уже хотел закруглиться, сказав, что более полную версию статьи можно прочитать на сайте. Но в этот момент я говорил об использовании школьных отметок и о неправомерном административном вмешательстве чиновников от образования в инструментарий учителя — в использование им всех отметок пятибалльной системы. Учителя, которому уже не разрешают ставить даже не «1» и «2», а «3», я сравнил с  хирургом, которому завязали руки за спиной и просят: а теперь оперируйте. Зал поддержал мои рассуждения аплодисментами и потребовал: «Говорите!» Это было первым нарушением регламента. Потом мы стали исправляться, входить в график. Александр Иванович Галочкин опаздывал с занятий со студентами, поэтому в первую часть секции я перенёс сообщением о наших учебниках серии «МГУ-школе», которое готовился сделать проф. М.К. Потапов, но попросил меня подменить его.

Докладывают Шевкин А.В. и Берникова И.К.

После перерыва А.И. Галочкин рассказал о проблемах, которые возникают в работе классов с хорошим преподавательским составом в том случае, когда школа набирает учащихся для углублённого изучения математики  в 10 классе по результатам ОГЭ и без дополнительного отбора в виде собеседования. Дальше выступал И.П. Костенко. Он поблагодарил меня за выделение 20 минут для сообщения, а говорил все 40. Ещё 10 минут две учительницы задавали ему длинные вопросы, переходящие в выступления… Это было трагическое выпадение из регламента. А останавливать Игоря Петрович мне не хотелось.

Он говорил о наболевшем, о том, как он понимает проблему падения уровня обучения математики, начиная с конца 30-х годов. Главную причину он видит в негодных учебниках и реформе математики А.Н. Колмогорова, а спасение ситуации видит в возвращении учебников А.П. Киселёва. При этом он никак не учитывал, что в школе был введён всеобуч — сначала 7-8летний, а потом и 10-11-летний. Это сделало профессию учителя более массовой со всеми вытекающими отсюда издержками. Я специально подчеркнул в своём выступлении, что реформы А.Н. Колмогорова, скорее всего, не воспринимались бы в таком трагическом свете, если бы не слом баланса прав и обязанностей участников образовательного процесса накануне 100-летнего юбилея В.И. Ленина, когда страна взяла повышенные социалистические обязательства учить всех без двоек и без второгодников, но не создала никаких условий для компенсации отставания переведённых. Очень скоро стали переводить в следующий класс всех учащихся — им досталось право не учиться, а учителю осталась обязанность оценивать положительной отметкой «работу» бездельника.

Уверен, что этот фактор действовал гораздо сильнее недостатков реформы А.Н. Колмогорова, но ни И.П. Костенко никак не учитывает его в  сопоставлении учебных успехов сейчас и тогда, когда в старшую школу переходили лучшие учащиеся, планирующие поступление в вуз. Остальные переходили учиться в техникумы и в профессиональные училища. Сейчас же ситуация принципиально иная, поэтому прямое сопоставление результатов обучение тогда и теперь, а тем более обвинения в развале образования авторов учебников, на мой взгляд, никак не связано с научным исследованием — это, скорее, вопрос веры. Прежней мотивации к учению и след простыл, а новая не создана, страна ценит не знания и умения, а баллы…

Тем не менее, после окончания работы нашей секции, плавно перешедшей в «Круглый стол» со спорами, возражениями и выступлениями с мест. Мы довольно продуктивно поговорили такой четвёркой немолодых «мушкетёров»: И.П. Костенко, В.Ф. Бутузов, С.В. Дворянинов и ваш покорный слуга. Даже сфотографировались на память о нашем долгом разговоре и обсуждении вопроса «Кто виноват и что делать?»

А до этого были ещё интересные сообщения В.С. Панфёрова и моих коллег учителей. Мы так увлеклись работой, что не пошли на обед. С нами работали студенты-волонтёры, которые бегали по залу с микрофоном и выполняли ряд других полезных функций. К сожалению, после перерыва в зал вернулось совсем немного участников секции — параллельно работали секции по аттестации, по школам и классам ч углублённым изучением математики и др. Когда дело уже подходило к закрытию «Круглого стола», на сцену вышел студент первого курса Светлицкий Лев (104 группа мехмата МГУ). Он извинился за то, что, быть может, скажет что-то сумбурно и неубедительно, так как не готовился выступать. Лев произнёс со сцены гимн профессии учителя, рассказав о своих трудностях изучения математики в обычной школе, в которой, как ему показалось, учительница не была заинтересована в том, чтобы хорошо учить математике. После перехода в спецшколу он увидел настоящих мастеров своей профессии, понял, что он тоже будет учителем математики — для этого пришёл в МГУ получать хорошее образование. Лев сердечно поблагодарил присутствующих в зале учителей, сказав, что вот на таких учителях, которые готовы ехать далеко от дома на съезд, чтобы обсуждать общие проблемы образования, держится наше образование. 

Зал слушал молодого человека, затаив дыхание. Я было чуть не прослезился от радости за нашу смену, в которой есть кому передать нашу профессию. Уверен, что таких, как Лев, много.

Потом было закрытие съезда, зачитали проект резолюции съезда, в который комиссия внесет поступающие от секций и отдельных учителей предложения.

А после закрытия съезда нас позвали пить чай с булочками, бутербродами и т.д. и т.п. Здесь продолжалось обсуждение произошедшего события. Ко мне за автографом подошёл учитель, который сначала молча наблюдал наш разговор с Миндюком М.Б., а потом попросил у меня автограф, который за неимением книжек я оставил на визитке Михаила Борисовича. Оказалось, что я подошёл к столику, у которого пил свой кофе учитель математики из московского интерната для детей с ограниченными возможностями здоровья. Оказывается, они с успехом обучаются по нашим учебникам. Я оставил свои координаты, жду письма и надеюсь съездить к ребятам в ближайшее время.

После недолгих разговоров и совместного фотографирования наша четвёрка вышла на улицу, продолжая начатый разговор на свежем воздухе. Потом расстались с надеждой, что мы ещё встретимся.

С.В. Дворянинов, А.В. Шевкин, В.Ф. Бутузов, И.П. Костенко

Приношу извинения за то, что не отразил все доклады, встречи и разговоры, которые у меня случились с учителями и преподавателями Москвы, Коврова, Ухты, Сахалина и городов, куда я уже выезжал. Благодарю всех за два интересных дня общения.

1. Один из последних докладов на съезде.
2. Фото на память. Слева направо:  Клюева Т.Г. учитель математики МАОУ «ЛИЦЕЙ» Солярис, г. Саратов, Шевкин А.В., Кравчук М.А., учитель математики Сахалинская область 

Дополнение. На секции выступила с коротким обращением учительница из Коврова Владимирской области (к сожалению, фамилию я не записал) к съезду и предложением отразить в резолюции съезда следующие пожелания.

1. Надо перестать деятельность учителя называть образовательной услугой и поднять статус учителя.

2. Надо вернуться к  оплате труда учителя на едином федеральном уровне, так учитель работает не только на свой регион, а на будущее всей страны. Существующая сейчас система «вымывает» учительские кадры из более бедных регионов в более богатые, препятствует обновлению стареющего кадрового состава учителей.

3. Надо прекратить вмешательство в педагогический инструментарий учителя — сначала не давать учителю использовать все отметки пятибалльной системы, а потом под предлогом неиспользования всех отметок пытаться навязать другие системы оценивания учебных успехов учащихся. Нельзя оценивать труд учителя и школы по отметкам, которые учитель выставляет своим ученикам совсем с другой целью.

4. Создать систему поддержки учителя, повысить статус учителя, привлекательность учительской профессии, ввести распределение выпускников педвузов, так как средний возраст учителей многих школ уже около 60 лет. Необходимо предпринять такие убедительные меры, чтобы талантливая молодёжь шла в педагогические вузы. Приём в педвузы по остаточному принципу убивает профессию и систему образования в стране, а от этого зависит её будущее.

5. Вернуть математике и начальной школе часы на математику, отнятые в результате последней реформы.

6. Стране необходимы общие программы для обучения на общеобразовательном уровне — без выделения тупикового базового уровня — и на уровне углублённого обучения математике. Пора прекратить разнобой и неразбериху, идущие от лозунга «Каждый учитель пишет свою программу!» 

P. S. Фотографии можно присылать по почте avshevkin@mail.ru. Некоторые из присланных фотографий уже размещены.

Здесь много фотографий со съезда: Научная Россия

 

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал