Новости

Великий Новгород через полгода

Из дальних странствий возвратясь…

Софийский собор под синим-синим небом

Почти день в день через полгода после предыдущего моего приезда я отправился в командировку в Великий Новгород. Поездка проводилась по инициативе Региональной Санкт-Петербургской дирекции АО «Издательство «Просвещение».

От Ленинградского вокзала до станции Новгород-на-Волхове поездка прошла нормально. Утренние 23 градуса мороза показались непривычными, до гостиницы «Волхов» шёл от вокзала через сквер и по улице Людогоща, которая, как я заранее выяснил, упоминалась в летописи 1230 года в связи с тем, что на этой улице сгорела церковь. Бог мой! Это ещё до триумфа Александра Невского! Поселился я на втором этаже, позавтракал и в 8:30 меня встретила в фойе гостиницы преподаватель химии, главный в области эксперт в ЕГЭ по этому предмету Светлана Владимировна.

— А методист по математике в Вашем областном заведении есть?
— Нет, у нас методистов нет вообще.
— А кем же вы числитесь?
— Организатором курсов, ну ещё читаю учителям химии по совместительству.

Тут я понял, что в Великом Новгороде и области в сфере повышения квалификации учителей «оптимизировать» больше нечего. Разве что «оптимизировать» здравый смысл, который не может постигнуть, что же выиграла система повышения квалификации учителей от «оптимизации» методистов-предметников и как долго будет длиться этот пир после чумы?

Работать мне предстояло с группой в 34 человека, но Светлана Владимировна предупредила, что из глубинки народ будет подтягиваться, а некоторые не приедут, так как в сильные морозы надо подтапливать избы, нельзя уезжать надолго. Нам, городским, такие причины понятны, но удивительны, так как находятся вне нашего опыта.

Работа шла по плану, я рассказывал про новые требования ФГОСа по части арифметических способов решения текстовых задач, показывал «взрослые» решения с иксами и «детские» — без иксов. Выложил на рабочий стол компьютера папку «Участнику семинара», которую уже в перерыве учителя скачивали в очередь. Как всегда, я привёз свои книжки по теме выступления, подписывал учителям добрые пожелания.

После перерыва работу продолжили. Я говорил и об особенностях наших учебников, в которых предлагаемая традиционная российская методика развития мышления и речи в работе с арифметическими способами решения задач реализована достаточно полно, показал некоторые новые задачи, которые будут включены в учебники по просьбам учителей математики, которым нужны более сложные задачи для работы со своими самыми мотивированными учащимися. Здесь впервые в учительской аудитории были показаны задачи, составленные для учебника 9 класса и решаемые с использованием свойства неравенств или рационального неравенства.

Потом были вопросы. Все сейчас не упомню, но был такой:

— Не считаете ли вы, что рабочие тетради не только не нужны, но и вредны?

Пришлось возразить. Ведь рабочие тетради позволяют резко повысить скорость продвижения в материале, а значит, скорость «схватывания» главных идей нового материала, решить, как минимум, в два раза больше задач. Дело, скорее, в другом. В умении ими пользоваться для достижения разнообразных целей.

Другая учительница добавила, что с тетрадями дело обстоит так: у школ нет денег на их приобретение, а с родителей деньги собирать нельзя. Эта история мне известна, рабочие тетради стали заложниками содержания в бедности и родителей школьников, и образовательного бюджета, который, на мой взгляд, тратится абсолютно неразумно на всякие там изыскания «образа будущего» — это в то время, когда «образу настоящего» в образовании нечем прикрыть известное голое место.

Был ещё один интересный вопрос:

— А доводилось ли вам хотя бы раз заполнять технологическую карту урока?

— Нет, не доводилось. Мне много чего не доводилось делать из того, что сейчас приходится делать учителям. По двум причинам: в моей школе администрация умела ограждать учителей от ненужных чиновных затей, а когда я понял, что предстоят эти технологические карты, что меня будут проверять на соответствие стандарту учителя и т. д., и т. п., я посчитал разумным уйти на пенсию, а не подставлять администрацию школы под критику за мои предстоящие демарши от несогласия с происходящим в образовании. У меня есть возможность жить на маленькую учительскую пенсию. «Маленькую, но хорошую», как говорил персонаж фильма Эльдара Рязанова «Небеса обетованные». Просто у меня есть иные доходы. А своё несогласие я могу выражать на своём сайте не в ущерб администрации школы. Можно добавить еще. От того, что учителя заполняют технологические карты, их уроки не становятся лучше. Из того, что за 44 года я ни разу не заполнял такие карты, не следует, что мои уроки были плохими. На мой взгляд, технологические карты и новые выдумки в образовании призваны решить только одну задачу: так завалить учителей ненужной деятельностью, чтобы им не было времени задумываться о том, какой глупостью из заставляют заниматься. Это безоглядный и беспечный расход ресурсов времени и сил в образовании. Кто и что от этого выигрывает? — Нет, вы скажите: кто и что?

Был и такой вопрос:

— В федеральном перечне хотят оставить не более пяти учебников, останется ли в нём ваш учебник?

Я объяснил, что министерство не умеет выбирать хорошие учебники, что мне известно ещё по конкурсу учебников 1987 года — тут я рассказал подробности победы и через некоторое время поражения учебника Нурка и Тельгмаа. Оно даже не умеет писать программ по математике. А с нашими учебниками могут сделать всё, что захотят, но нам пока удаётся отвечать новым требованиям, мало теряя в качестве учебников, а где-то и усиливаясь. Например, учебники для 7-9 классов мы готовим на утверждение как двухуровневые — для работы на базовом и профильном уровнях. Именно так у нас утверждены учебники для 10-11 классов.

Были и другие вопросы.

Дальше я погулял под небом голубым по морозному городу. Была удивительно солнечная погода. От холода мой телефон отключался и переставал фотографировать. Пришлось вернуться к памятнику С. Рахманинову, около которого звучит его музыка, а настырные голуби просто налетают на прохожих в ожидании угощений. Побывал я у кремля, утопающего в снегу вместе со своими памятниками. У входа в кремль весёлая гармонистка отогревала души его посетителей  песней о любви.

Сергей Рахманинов слушает свою музыку.
В.И. Ленин с высокого постамента смотрит на здание администрации.
И всё это происходит в последний день календарной зимы. 

На обратной дороге в Москву мне здорово повезло с соседями по купе. Мама и папа везли сына на прослушивание в какой-то клуб и обсуждали возможности побывать на концертах за свой короткий приезд в Москву. Я видел общение будущего: у каждого свой смартфон, новостями из которых семейство очень оживлённо обменивалось. Когда мы познакомились с Ваней, то я спросил, где он учится, в каком классе и по какому учебнику математики. Ваня обстоятельно объяснил, что учится он в 5 классе в хорошей гимназии 2, входящей в 100 лучших школ России, в Великом Новгороде. Что учебник у него из «Русского слова», а авторов он не помнит. «По-моему, авторов учебников сейчас больше, чем учеников», — заметил Ваня, чем и спровоцировал мой ответ:

— Ты не поверишь, Ваня, авторов учебников сейчас действительно так много, что один из них едет с тобой в одном купе.

Ваня стал подпрыгивать от радости, а когда успокоился, то я, желая понять, как они изучают десятичные дроби, спросил:

— Знаешь ли ты, что 0,9 = 0,90?

— Да, ещё 0,900, 0,9000…

— Отлично, а почему 0,9 = 0,90?

Вот этого Ваня не знал, а когда я на газетке объяснил ему основное свойство дроби, то он сам догадался, на сколько надо умножить числитель и знаменатель дроби 9/10, чтобы получить 90/100.

— Да, простое объяснение, согласился Ваня…

В этом месте я хочу спросить учителей, почему же мы до сих пор учим детей математике, не объясняя простых фактов, но заставляя эти факты запоминать? Меня не убеждает ответ «потому, что так написано в нашем учебнике». Ведь любому ребёнку, и такому талантливому, как Ваня, очень важно понимать то, что они делают в математике, а учителя по-прежнему хранят от учащихся до поры, до времени тайну равенства 0,9 = 0,90. Разумеется, они объясняют его, но не ссылкой на математику вопроса, а ссылкой на связи единиц измерения.

А что Ваня талантлив, я нисколько не сомневаюсь. Он на моих глазах с такой виртуозной скоростью собрал кубик Рубика с гранями 3х3 и его аналоги 2х2, 4х4, 5х5, а совсем сразил меня сборкой правильного додекаэдра с 12-ю гранями из правильных пятиугольников.

Дорогие учителя, давайте учить детей не «нарешиванием» примеров, а с пониманием смысла выполняемых ими действий. Это же эффективнее и подтверждено на практике. Правда, Минобразования об этом ещё не знает, они заняты придумыванием новых технологических карт, нового «образа будущего» и прочих благоглупостей. Вот на это денег у них хватает!  

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал