Новости

Обязательные результаты

Минималистский подход к образовательным стандартам — это угроза обществу и государству

Публикуем статью Игоря Фёдоровича Шарыгина от 28.07.2002. Актуальна, как и 15 лет назад. 
В реформировании математического образования ничего не изменилось.

Представьте, что вы приходите в магазин и видите непонятный продукт. Какие-то странные серовато-черные комочки размером чуть больше крупной фасоли с неприятным запахом. Абсолютно по виду и запаху несъедобные. Цена, правда, почти символическая. Вы присматриваетесь к ценнику и с удивлением узнаете, что это картофель. «А-а-а, понятно, это не стандарт», — догадываетесь вы. Но продавец разъясняет, что это как раз именно стандарт. Но это такой, минимальный стандарт. «Позвольте, позвольте, — соображаете вы, — ведь стандарт — это норма, образец». И опять продавец, терпеливо и ласково улыбаясь, объясняет, что это неправильное понимание, на самом деле стандарт — это как раз минимально допустимый уровень, ниже которого уже ни-ни. «Ну, ладно, — сдаетесь вы, не желая вступать в лингвистическую дискуссию, — а другой, скажем, съедобный картофель у вас имеется?» Продавец указывает на соседний отдел. Там продается другой, не то чтобы высококачественный, но вполне на вид съедобный картофель. Но цена повергает вас в состояние шока. Этот картофель явно штучного производства. Вы в панике выскакиваете на улицу и вечером долго не можете заснуть, размышляя о стандартах… И, наконец, осознаете, что, по всей видимости, ваш уровень жизни вполне соответствует действующему стандарту.


Представили?


А теперь представьте себе еще раз, что в военкомат приходит призывник. По всем параметрам этот призывник соответствует минимально допустимым нормам. По зрению, по слуху, по росту, по весу, по умственному развитию и по всему прочему. Это же инвалид! Но, к счастью, найти такого субъекта невозможно. Не думаю, чтобы военкоматам приходилось встречаться с призывниками, находящимися на минимальном уровне по всем показателям. И, кроме того, наши военные никогда не объявляли свои минимальные требования стандартом.
А вот деятели нашего образования объявляют, что образовательный стандарт — это минимальный уровень, на котором ведется обучение в школе. По окончании каждого класса ученик должен соответствовать соответствующему (извините!) стандарту по каждому предмету. И так вплоть до окончания школы. Здесь эталоном должен быть итоговый стандарт.

 

Существуют и теоретики, обосновывающие этот минималистский подход к образовательным стандартам. Как, например, было раньше, говорят они. Мы имели представление о высшем балле, «пятерке», и, исходя из нее, посредством вычитания получали «четверку» и далее «тройку». Теперь же мы разрабатываем минимальный уровень, он же стандарт, — «тройку», и, отталкиваясь от него, с помощью операции сложения, получаем «четверку» и затем «пятерку». Правда, как показывает опыт последних лет, никак от этой самой «тройки» мы не можем оттолкнуться и начинаем расщеплять ее на собственно «тройку», «четверку» и «пятерку» по совсем уж неуловимым признакам.


В качестве теоретического обоснования выдвигается также забота о нравственном здоровье троечника. Оказывается, раньше мы ставили ему незаслуженную «тройку», и он, осознавая это, испытывал адские муки совести. Теперь же на вопрос, что ты знаешь, он может чистосердечно ответить, что ничего не знает, и получить уже заслуженную «тройку».


Удивительное понимание столь странному пониманию (опять извините) понятия «стандарт» находит в среде нашей демократической интеллигенции. Вот уже известный телеведущий, собрав в своей программе небольшую, как теперь принято говорить, тусовку из реформаторов-модернизаторов от образования во главе с министром образования Владимиром Филипповым, согласно кивает головой, дескать, ясно, стандарт — это минимальный уровень.
Кому же выгодно такое «минимальное» понимание образовательных стандартов, внушаемое, вернее, уже внушенное обществу? Да многим.


Во-первых, это очень удобно и выгодно многочисленным специалистам, этот самый стандарт разрабатывающим. Возьмем, например, школьную математику. Более 15 лет тому назад в системе РАО (Российская академия образования), называвшейся тогда АПН (Академия педагогических наук, еще Союзная), были разработаны Обязательные результаты обучения — все тот же минимальный уровень требований по математике. Эти Обязательные результаты под разными соусами предлагались (продавались!) государству. Нынче они уже претендуют на роль образовательных стандартов. Но самое смешное здесь то, что одни и те же стандарты предлагаются уже различными коллективами. Разрабатываются региональные стандарты: московские, свиногорские и прочие. Все объявляют себя авторами идеологии, разработчиками этих стандартов, вызывая праведный гнев специалистов из РАО. Многие пытаются продать свою дурно пахнущую продукцию, поскольку государство неплохо платит и постоянно забывает, что однажды уже купило этот продукт. Но это понятно, ведь от имени государства в качестве покупателей и продавцов выступают одни и те же люди.


Кроме того, по моему мнению, специалисты, разрабатывающие минимальный стандарт по своему профессиональному уровню, именно этому минимальному стандарту соответствуют. Но не более. Так что они внедряют в школу как раз то, что сами не без труда освоили, допуская ляпы даже на минимальном уровне. При этом достигается еще один немаловажный эффект. С помощью подобного занижения образовательной планки из системы образования вытесняются подлинные профессионалы, неспособные выдержать подобной конкуренции снизу. Всякая попытка хоть немного приподнять уровень обучения встречает негодующие возгласы типа: «Вы не знаете уровень сегодняшних школьников, сегодняшних учителей».


С одной стороны, это правда, многие учителя не очень хорошо владеют предметом (кстати, именно они и образуют группу поддержки для идеологов минимального уровня), да и ученики с трудом осваивают азбуку изучаемого предмета. Но ведь, чтобы низвести учителей и учеников до нынешнего состояния, немало усилий приложили авторы учебников и ведущие методисты, способные превратить в учебную каторгу самый интересный предмет (например, математику). Да и нищенское существование учительского сословия вовсе не способствует повышению квалификации. А с другой стороны, это вовсе и неправда. Среди учителей немало прекрасных специалистов, разбирающихся в предмете лучше представителей педагогической науки и некоторых авторов учебников. Да и среди учеников еще встречаются талантливые ребята, способные противостоять оглупляющему обучению. Однако вся наша педагогика и методика ориентируются на троечников и даже двоечников.


Кроме того (это во-вторых), понимание образовательных стандартов как минимального уровня образования удобно руководящим работникам системы образования и чиновникам, выступающим от имени государства. Они заявляют, что государство берет на себя обязанность гарантировать каждому ученику бесплатное обучение на уровне стандарта. За более высокий уровень придется платить. И это понятно, на то он рынок и есть. Рынок образовательных услуг вместо системы образования. Но тут возникает странность.


На разработку образовательных стандартов тратятся огромные деньги. Говорят (вынужден пользоваться слухами ввиду недоступности для меня официальной информации), что создан специальный ВНИК по разработке образовательных стандартов.


Напомню, ВНИК (Временный научно-исследовательский коллектив) — изобретение времен позднего СССР. Создается этот самый коллектив якобы для решения некоей проблемы. Поначалу все эти ВНИКи были достаточно безобидны. Просто небольшой приработок для не очень богатых ученых. До предела идея ВНИКа было доведена в системе образования.
В самом начале новейшей русской истории (в районе 1990 года) был создан ВНИК под руководством Эдуарда Днепрова. Сейчас никто уже и не упомнит толком, для решения каких таких важный проблем этот коллектив собрался. Важны результаты. Израсходованы огромные средства. К власти в образовании (и в стране), в Минобразования и в РАО, пришла новая команда из бывших «завлабов» и научных сотрудников, старших и младших. Сам Днепров стал и министром и академиком.


И вот, по прошествии немногим более 10 лет, мы наблюдаем новое пришествие ВНИКа во главе с Днепровым. Правда, на сей раз он делит бремя руководства с В.Д. Шадриковым. Для разработки новых стандартов ВНИК Днепрова-Шадрикова (или Шадрикова-Днепрова) должен получить не то 1,5 млн., не то 2 млн. долл. Безусловно, деньги будут получены, ведь это не бедствующие учителя, и употреблены. Будет и добавка. Это очевидно. Очевидно также (для меня), что стандарты не будут созданы по трем достаточным причинам.


Во-первых, не позволят первопроходцы из системы РАО, отодвинутые от разработки стандартов, а заодно и от финансового потока. Во-вторых, в этом не заинтересованы сами разработчики. Здесь важен процесс, с окончанием которого заканчивается и финансирование. И, наконец, в-третьих, образовательные стандарты, основанные на идее минимальности, невозможны в принципе. Я, правда, не знаю, возможны ли в принципе образовательные стандарты вообще, но некоторые разумные подходы все же можно предложить. И главная и очевидная идея — надо разрабатывать именно образовательную норму (условно «четверку»). А минимальный уровень должен быть не сам по себе, а состоять из деталей, из которых можно собрать более сложные механизмы на более высоких уровнях. Школа, выпускающая исключительно троечников, представляет огромную общественную опасность.


Еще не разработанные, но уже внедряемые в школу образовательные стандарты обойдутся налогоплательщику в копеечку. Мы получаем самый настоящий «золотой стандарт».
В общем, с образованием на уровне образовательных стандартов все ясно. Ну, а что там с элитарным или просто хорошим образованием? Можно ли в сегодняшней России получить хорошее образование за хорошие деньги? Убежден, что нельзя. В тех школах, где официально, полуофициально или же совсем неофициально надо много платить за образование, хорошее образование получить нельзя. Это бутафория, а не образование. Платить приходится в лучшем случае за условия обучения, помещения, питание, оборудование и прочее, а в худшем — за свидетельство об образовании, за товарный знак. Но не за само образование. И работают там не лучшие учителя. Учительство и холуйство — две вещи несовместные.


Получается, что образовательный стандарт, навязываемый школе, — это тяжелая гиря на ее шею, с которой уже невозможно будет выплыть. Сам термин «образовательный стандарт» — чистой воды лицемерие. Его цель — ввести в заблуждение общество. Слово «стандарт» носит явно положительный оттенок. У мужчин может даже возникнуть ассоциация с таким продуктом, как водка «Русский стандарт». А на самом деле правильной является аналогия с понятием «минимальная зарплата». На минимальную зарплату жить нельзя. Человек, соответствующий образовательному стандарту, необразован.


В начале июня этого года, когда телевидение вело непременные передачи, посвященные выпускникам средней школы, один выпускник откровенно сказал перед телекамерой, что мечтает написать сочинение по «Мертвым душам» Горького. Это не ускользнуло от бдительного ока обозревателя «Новой газеты». А чего, собственно, насмехаться? Все в полном соответствии с образовательным стандартом. Мы приближаемся к вожделенному Уровню Мировых Стандартов, ведь в Америке ни «Мертвых душ», ни Горького в школе и вовсе нет.


Но вот в той же газете в номере от 17 июня можно прочитать следующее: «…никогда еще рейтинг Рахимова в самой республике не был так низок — его фактически не поддерживают до 70% населения (40 % русских и 30 % татар)». (И татары и проценты впечатляют.)
Эта штука уже посильнее, чем «Фауст» Гоголя, будет.


Опубликовано в «Независимой газете», 28 августа 2002 г

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал