Новости

«ОБРАЗ БУДУЩЕГО» В ВИДЕ ЕГЭ-2030

Ещё один текст от А.В. Иванова

21 февраля в Москве прошла конференция «Образ будущего и компетенции выпускника-2030». По материалам конференции можно сделать вывод, что «образ будущего» в понимании её участников – это будущий образ ЕГЭ. Всё мероприятие прошло под знаком единых экзаменов, словно наша школа существует для ЕГЭ и без ЕГЭ немыслима, и вузы нужны лишь для того, чтобы принимать абитуриентов, сдавших ЕГЭ.

Впрочем, с точки зрения Минобра, оно так и есть. (Совсем недавно Васильева подписала приказ об «оценке эффективности вузов», где «качество образования» в университетах определяют исключительно по баллам ЕГЭ зачисленных студентов (см.https://vk.com/wall-62604527_15796 ).)

Это был форум егэшной братии, которая собралась, как на праздник, и упоительно отчитывалась о проделанной работе, мечтала о бесконечном её продолжении, строила прожекты и говорила, говорила, говорила… , демонстрируя свою полную несовместимость с дальнейшим существованием страны.

Директор ФИПИ Решетникова заявила, что «в настоящее время Единый государственный экзамен отражает то, чему учат в школе». Изумительно точная фраза. А ведь ещё пять лет назад мы бы стали категорически возражать, что ЕГЭ – никакое не зеркало, а самый эффективный инструмент переформатирования школы. А теперь – всё. «Консенсус достигнут», школа действительно учит только тому, что нужно для ЕГЭ, и они отлично «отражают друг друга».

Глава Минобрнауки Васильева напомнила участникам конференции, что одна из задач школы — «воспитание человека», поэтому в систему оценки качества образования необходимо включить соответствующие критерии.
С такими капитанами доживём и до ЕГЭ по воспитанию.

Естественно, что больше всех говорил Кравцов из Рособрнадзора («он большой профессионал, он прекрасно знает регионы, знает вообще всю систему образования в России» – так его характеризует Васильева – см. http://www.sib-science.info/ru/news/glava-minobrnauki.. ):

«Прорывные технологии, включая облачные технологии и блокчейн, будут применяться на ЕГЭ. Они позволят более эффективно работать с результатами экзамена, и время обработки результатов экзамена может сократиться в два-три раза.»

Рособрнадзор шагает в ногу со временем. Лет пять назад в приведенной выше цитате вместо блокчейна стояли бы нанотехнологии. Видно, что Кравцов не лыком шит, однако сокращение времени обработки с нынешних двух недель всего в «два-три раза» маловато будет для «облачных технологий». Ведь сей деятель заявил, что 2030 году «творческую часть» ЕГЭ будут проверять не эксперты, а «искусственный интеллект», попросту говоря, работающая по алгоритму компьютерная программа. 

Оно и сейчас так, по сути. Вся работа ФИПИ по натаскиванию экспертов ЕГЭ к тому и сводится, чтобы они действовали строго по алгоритму. Не всегда получается, правда, человек – не машина, но главного добились: дети пишут свои «экзаменационные сочинения» исключительно по алгоритму. Поэтому, в чём проблема? Выпускник набирает текст на компьютере (впрочем, Минобр может заставить и печатные буквы в клеточках писать, до него «цифровые технологии» доходят медленно), разбивает его на блоки, ставит соответствующие маркеры. А дальше нажимаем кнопку, и оценка готова. Вот вам весь «творческий ЕГЭ», как он есть.

«Будет развиваться устная форма ЕГЭ»

А что там может «развиваться»? Есть «говорение» по иностранному, можно ввести говорение по литературе (чтение стихов наизусть). Но на этом – всё. Никаких других «устных ЕГЭ» не бывает и быть не может (см.https://vk.com/wall-62604527_8222 ). Уже есть опыт с «устной частью» ЕГЭ по русскому. Васильева полгода носилась с этой идеей, а кончилось тем, что вроде введут устное собеседование с учителем словесности в 9 классе как допуск к ОГЭ. Да и это ещё вилами на воде писано, потому что бессмысленность подобного «экзамена» совершенно очевидна.

«В 2030 году будет возможно сдавать экзамен не только в конце обучения, но и после завершения изучения каждого предмета.»

ЕГЭ – это вступительный экзамен в вуз. Если абитуриент сдаёт его «после завершения изучения предмета» и потом по этим баллам (спустя годы) поступает в университет, то он может напрочь забыть всё, что когда-то учил. Вступительные экзамены всегда сдавали перед поступлением, ибо их главная цель — обеспечить уровень знаний, необходимый для дальнейшего обучения. Деструктивность подобного предложения для высшей школы очевидна.

Что касается самой идеи, то хочется сказать пару слов в её развитие. На наш взгляд, можно разрешить «сдавать экзамен» не только «после завершения курса», но и экстерном, как только школьник почувствует, что в состоянии с ним успешно справиться. Так нынешние «выпускные» базовый ЕГЭ по математике и ЕГЭ по русскому на минимальный балл допустимо принимать у всех желающих, начиная с первого класса. Тут можно развернуть захватывающее соревнование между школами страны, публикуя процентные доли учеников, выполнивших современные требования итоговой аттестации по каждому классу, с первого по одиннадцатый. 

А ещё Кравцов предложил «создать международный стратегический совет по вопросу разработки требований к результатам ЕГЭ-2030 [нашего ЕГЭ, разумеется, нигде больше подобной системы нет]» (см.http://tass.ru/obschestvo/4977385 ). И некоторые эксперты «уже дали согласие».

Здесь он дал слабину. Показал, что не очень уверен в себе и соратниках, и решил для подкрепления привлечь «западных партнёров». В том, что они его поддержат, можно не сомневаться. Есть, правда, риск попасть в списки «иностранных агентов», но в вопросах образования «эксперты» будут себя вести предельно деликатно, понимая всю важность этой сферы для уничтожения России. 

Впрочем, не исключено, что мы ошибаемся, и Кравцов просто решил легализовать работу своих западных кураторов. Здесь стоит напомнить, что нашу страну ругают за что угодно: за отсутствие демократии, за коррупцию, за агрессивную внешнюю политику, за ответные санкции и т. д. Но никогда — за губительные «реформы» в сфере образования.

Так нужно ли воспринимать всерьёз прошедший шабаш егэшной шушеры? 
В содержательном плане, разумеется, нет. Их прожекты канут в лету, не начавшись, ибо это, по большей части, нереализуемая пустопорожняя болтовня. Однако сам массированный вброс в общество темы ЕГЭ накануне выборов любопытен. 

Всех кандидатов в президенты избиратели постоянно спрашивают о единых экзаменах. И не потому, что опасаются их отмены или боятся, что ЕГЭ прекратят «совершенствовать». Ровно наоборот. И когда гарант приводит затасканный аргумент про «мальчика из провинции», который по ЕГЭ «поступает в любой московский вуз», он должен понимать, что «ЕГЭ уже давно пришёл в каждую семью». А вместе с ним пришло и понимание того, что к единым экзаменам можно хорошо подготовиться только у репетитора или в профильном классе. В Москве вся школа уже профилирована, а в небольшом посёлке, где всего один выпускной класс, профильного обучения нет и быть не может. Как и хороших репетиторов. Потому Москва и крупные города безжалостно забивают по результатам ЕГЭ нашу периферию, а «мальчик из провинции» уходит в прошлое . На этом фоне похвальба Собянина об успехах столичного образования (он тоже говорил на форуме) выглядит политически некорректно, мягко говоря.

Словом, позитив о ЕГЭ — не тот репертуар, с которым надо выступать в преддверии выборов. Излишняя настойчивость в этом вопросе заставляет избирателей задуматься и искать в списке кандидатов того, кто адекватно выражает представление народа о качественном образовании. 

Интересное и полезное занятие, на наш взгляд.

Комментарий. К сожалению, тексты Александра Владимировича Иванова наводят на грустные мысли о том, что многие потуги министерства и его разработчиков — это такая вещь в себе и для себя. Они строят прожекты для обеспечения собственного прокорма на годы, а цели отодвигают так далеко (2030), словно надеются, что до отчетов «о проделанной работе» и растрате госсредств в особо крупных размерах дело не дойдет. К тому времени они сочинят новый проект «до 2050 г.». У этих сочинителей нет абсолютно никакой заботы о том, чтобы их «творчество» было хоть как-то приложимо с пользой к конкретным школам и вузам. Ожидаю, что после выборов нового президента завалят предложениями о закрытии министерства развала образования и науки и на расчищенном от старых «спецов-разработчиков» околообразовательных прожектов месте попросят создать новые министерства 1) образования (которое, в основном, займётся школами) и 2) высшей школы и науки. Не факт, что названия будут такими… Но «авгиевы конюшни» так или иначе придётся чистить. Иначе потонем в продуктах творчества нынешних разработчиков.

Вот бы нам такого министра образования, как Александр Владимирович Иванов! — помечтаю я под конец комментария.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал