Новости

Мой ответ Игорю Петровичу Костенко — соратнику в борьбе за всё хорошее и против всего плохого в образовании

 

С Игорем Петровичем Костенко я заочно знаком давно. Знаю его как человека, болеющего за российское образование, математическое, в частности. В этом отношении я считаю себя его соратником и союзником. Именно поэтому разместил у себя на сайте его 30-минутное выступление по поводу «Классической русской школы».

Проблема заключается только в том, что средства борьбы за внедрение в школу учебников, которые он считает хорошими, у Игоря Петровича весьма своеобразные. И здесь мне есть что рассказать.

Без малого 20 лет назад я написал для журнала «Начальная школа» статью «К вопросу о чистоте научных дискуссий». Тогда я отказался её публиковать  без задач из учебника В.К. Совайленко. Именно его тогда усиленно продвигал И.П. Костенко. Статья [1] пылится на моём сайте в разделе СТАТЬИ / Из неопубликованного.

Здесь же  размещена статья [2], написанная за 4-5 лет до возникновения упомянутой дискуссии и посвящённая предложениям В.К. Совайленко о весьма своеобразном приближении школы к жизни с помощью фабул текстовых задач. Поскольку дальше речь пойдёт о сравнении результатов обучения, то приведу цитату из статьи [1], чтобы охарактеризовать использование числовых данных в исследованиях И.П. Костенко.

«Далее И.П. Костенко приводит пример практического сравнения учебников В.К. Совайленко и Н.Я. Виленкина, проявляя всё ту же детскую наивность… Он опять цитирует В.К. Совайленко по второй странице (!) его учебника математики для 6 класса: «…хороших и отличных оценок в классах, обучавшихся по учебникам первого автора, оказалось в 2,3 раза больше, чем у второго, а плохих оценок — в 2,6 раза меньше». Я понимаю, почему эти данные убеждают в собственной правоте В.К. Совайленко и почему он считает уместным бороться таким способом с Н.Я. Виленкиным даже в аннотации своего учебника. Но почему внимательный критик И.П. Костенко вдруг пропустил такую немаловажную деталь: в педагогических исследованиях не принято вести расчеты с отметками, которые выставляются по так называемой ранговой шкале. В рассматриваемом примере дети обучались по разным учебникам, задания в которых могли отличаться по уровню сложности. Как можно в этом случае сравнивать отметки в разных классах? Более объективным показателем могли бы быть результаты выполнения одинаковых заданий».

Дальше больше. Через несколько лет в новостях моего сайта от 03.12.2008 промелькнул материал «И.П. Костенко нашел вредителей прогресса», где я напомнил о нашей дискуссии и привёл новые его обвинения, касающиеся и меня лично: «Не первый раз я встречаюсь с выступлениями известного «специалиста» по проблемам школьного учебника математики Костенко Игоря Петровича — кандидата физмат наук, доцента кафедры «Высшая математика» Ростовского государственного университета путей сообщения… С тех пор много воды утекло, методический вкус И.П. Костенко исправился. Теперь он ратует за возвращение в школу учебников А.П. Киселёва в журнале «Математическое образование» и на страницах Православного образовательного портала СЛОВО… Процитирую только одно место: «Главным препятствием являются не аргументы, а кланы, контролирующие Федеральный комплект учебников и выгодно размножающие свою учебную продукцию. Такие деятели «народного просвещения», как недавний председатель ФЭС Г.В. Дорофеев, который поставил свое имя уже, наверное, на сотне учебных книг, выпущенных «Дрофой», Л.Г. Петерсон, И.И. Аргинская, Е.П. Бененсон, А.В. Шевкин (см. сайт «www.shevkin.ru»), и пр., и пр.»… Из того, что я в свое время критиковал В.К. Совайленко за его своеобразное стремление приблизить школу к жизни, да ещё по заказу журнала написал пару статей с обзором всех учебников математики из Федерального комплекта учебников, наш учёный муж сделал вывод, что я принадлежу к кланам, контролирующим Федеральный комплект учебников». [3]

Обвинения Игоря Петровича несколько запоздали, так как примерно лет за 10 до них из Федерального экспертного совета (ФЭС) вывели всех авторов учебников. Эти новости почему-то прошли мимо нашего критика. Я специально привёл длинные цитаты, чтобы читатель получил представление о методах ведения дискуссий Игорем Петровичем Костенко в прошлые времена.  

Прошли годы… но в научных методах И.П. Костенко ничего не изменилось. Теперь он ратует за возвращение в российскую школу учебников А.П. Киселёва, считая, что падение математического образования началось именно с отмены этих учебников. Он приводит удивительные цифры, утверждая, что результаты обучения, по введённым им критериям, с 1949 г. по 2015 г. ухудшились в 700 раз! Игоря Петровича не смущает, что в своих исследованиях он сравнивает горячее с тяжелым и почему-то считает, что хороший уровень математической подготовки, соответствующий отметкам «4»-«5» в прошлые годы, начинается с 80 баллов ЕГЭ.

Давайте сравним не числовые показатели, это вряд ли кому удастся сделать корректно, а ситуацию в школе тогда и сейчас: распределение прав и обязанностей между участниками учебного процесса, контроль за выставлением отметок учителем. Начнём со статьи инспектора Саратовского горОНО И. Рогова в газете «Коммунист» (12.04.1940). Это через три года после точки наивысшего расцвета российской школы (по И.П. Костенко). Почувствуйте атмосферу в системе образования того времени.

«С какими же показателями закончили школы Саратова учебный год? В результате весенних испытаний переведено в следующие классы 79 % учащихся; 8,6 % — оставлено на второй год; получили испытания на осень 12,4 %…». Тогда были весенние испытания в каждом классе, 8,6 % учащихся города Саратова оставили на второй год, 12,4 % получили испытания на осень — не все они будут переведены в следующий класс. А вот и успехи при обучении по самым понятным учебникам А.П. Киселёва: «…у преподавательницы арифметики 5-го класса тов. Афанасьевой … весь год было «все благополучно», а вот на испытаниях почти половина учащихся получила плохие оценки. Это говорит о том, что в школе не было надлежащего контроля за работой учителя, а бесконтрольность порождала либерализм в оценках знаний учащихся, что создавало картину полного благополучия. Испытания показали, что 32 % учащихся этих классов не усвоили пройденного курса и получили плохие отметки. Такое же положение создалось и в 3-й средней школе с алгеброй в 6-х классах. Бывший директор школы тов. Ефремов плохо контролировал работу учителей. Ни он, ни завуч не сумели вскрыть явного очковтирательства со стороны преподавателя Козлецова, у которого в году в двух шестых классах было только 7 неуспевающих по алгебре. На испытаниях по этому предмету 47 учащихся показали полное незнание курса». [4] 

По приведённой выдержке из отчёта нетрудно понять, какая высокая требовательность была к учителям и к администрациям школ, как боролись с либерализмом в выставлении отметок контролирующие органы, которые могли только в двух классах поставить 47 (!) неудовлетворительных отметок на весенних испытаниях. 

На съезде преподавателей и учителей математики в МГУ в 2018 г. в присутствии Игоря Петровича я приводил данные о социалистических обязательствах Москворецкого района г. Москвы. Навстречу юбилею любимого вождя планировалось «Путём коренного улучшения качества преподавания основ наук и широкого применения «условных переводов» добиться к концу 1969-1970 учебного года ликвидации, в основном, второгодничество в школах района». Там же намечались этапы: в ближайшие три года переводить 30 %, 50 %, 70 % из числа неуспевающих. Вскоре переводить стали практически 100 % — без всякой компенсации пробелов в следующих классах. 

В 2015 году, в котором, по мнению И.П. Костенко, всё было в 700 раз хуже, чем 1949, было что-то подобное тому, что было в 1940, или в 1949 году? Теперь контролирующие органы упразднены, районные методисты уволены, задания от имени государства составляют так, чтобы даже самый отъявленный бездельник на выпуске получил «5», решив задачи для 5-7 классов в ЕГЭ базового уровня, манипуляции с переводом первичных баллов за ЕГЭ в итоговые проводятся так бессовестно, что просто диву даёшься. Там от 5 до 5,2 итоговых баллов за каждый первичный балл дают получающим от 9 до 14 баллов — слабым середнячкам, чтобы выпихнуть их из школы и отчитаться о повышении всего и вся до небес, благодаря «честному и прозрачному» ЕГЭ. А от 3,7 до 3,1 итоговых баллов за каждый первичный балл дают получившим 25 и более первичных баллов. Это делается не из заботы о слабых и гонений на сильных — они случайные жертвы. Это делается из желания спасти лицо, пока не пришлось спасать другие части тела, как говаривал незабываемый В.С. Черномырдин. Но это совсем не похоже на борьбу за объективность отметок, выставляемых учителем при оценке учебных успехов школьников.  

Раньше в старшей школе учились те, кто собирались поступать в вуз. Мотивация была принципиально другой. Тогда ученик был обязан учиться, а сейчас учитель обязан поставить положительную отметку, а лучше «четвёрку» — ученик же к вам пришёл на урок, а то следующий раз не придёт. Почувствуйте разницу прежде, чем винить учебники!

Если Игорь Петрович считает, что столь резкое снижение требований к учащимся не играло никакой роли и учебные результаты учащихся зависели только от используемых учебников, то я снимаю шляпу перед силой его научного метода! Мы обсудили только первый фактор, который не мог не влиять на снижение результативности обучения школьников, но никак не учитывался в упомянутом сравнении Игоря Петровича. Это изменение форм ежегодного контроля со стороны контролирующих органов, контроля за объективностью выставляемых учителями отметок, перераспределение прав и обязанностей участников образовательного процесса в связи с введением неотвратимости положительной оценки работы ученика даже при полном  отсутствии этой работы. 

Идём дальше. Советское государство стабильно финансировало образование, что было необходимо для выживания молодого социалистического государства во враждебном капиталистическом окружении. Вот расходы бюджета страны на образование в самые трудные годы.

Год

Расходы на просвещение (в руб.)

Процент от бюджета

1925-26

520 000

12,36 %

1926-27

691 000

11,96 %

1927-28

895 000

12,42 %

1928-29

1 123 000

12,78 %

1929-30

1 781 000

13,37 %

Напомню, что на рубеже веков наши отцы-реформаторы требовали ухода государства из образования и снижения государственных расходов на образование до долей процента ВВП. В 2000-2002 гг. расходы на образование составляли 3,8 % ВВП. Разве изменение отношения государства к образованию,  недовложения в образование (вложения в разрушение образования не учитываем), разве изменение  отношения государства к учителям и объявление их работы оказанием «образовательной услуги» не подорвали авторитет и престиж учительской профессии, не повлияли на результативность обучения? Это второй фактор,  никак не учтённый И.П. Костенко в его исследованиях.

Далее. Решением Совета Народных Комиссаров № 27 от 26 октября 1940 г. в СССР была введена плата за обучение для всех учащихся вузов, 8, 9, и 10 классов средних школ, а также техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и других специальных средних заведений. Данное постановление действовало вплоть до его отмены в 1956 году по решению Совета Министров СССР. [5]

В 1949 году, выбранном Игорем Петровичем для сравнения, в платные старшие классы средней школы шли те учащиеся, которые планировали поступать в вузы. И они учились на совесть. А как с учением на совесть обстояли дела в бесплатных 10-11 классах в 2015 г., когда был введен разлагающий и дебилизирующий «базовый уровень» ЕГЭ по математике, который нормальные учащиеся спокойно могли бы сдать на положительную отметку в 6 классе? Там выпускник, школы, ничего не делавший по математике два года, запросто мог получить от имени государства отметку «5» и предъявить Марии Ивановне свои претензии по поводу неправильной оценки его учебных успехов по текущему материалу. Я сам видел в Интернете, как выпускница-блогерша показывала в камеру средний палец своей учительнице после получения отметки «5» за ЕГЭ базового уровня… Ну, это вам известно не хуже меня. Между двумя годами, выбранными для сравнения, произошло резкое ослабление внешней мотивации к учению. Этот третий фактор тоже никак не влиял на учебные результаты?

Отмечу восхитительный приём сравнения Игорем Петровичем результатов обучения, полученных в принципиально различных условиях: в 40-х годах не было обязательного среднего образования, отстающих оставляли на второй год, а то и отчисляли из школы. Даже гораздо позже в 60-х годах со мной учился второгодник Ваня Матвеев, который запомнился тем, что повредил мне глаз соломинкой, выпущенной из катушки, а ещё фразой «в том-то и именно». Обучение с 8 класса было платным.

А вот и четвёртый фактор. Учебное время, отводимое на изучение математики и других основополагающих школьных предметов сокращено. Особенно заметно — в начальной школе, где теперь отводят 4 урока в неделю на математику, а в 1941 г. было 7 уроков арифметики в неделю. Думаю, что в советское время по советским учебникам были бы те же результаты, что и теперь, если бы не было оставления ленивых на второй год (хотя бы такой угрозы), если бы не было отчисления из школы за неуспеваемость — когда-то после начальной школы, потом после 7 классов, после 8 классов. Да ещё при нашем сокращённом учебном времени, да при современной усвоенной уже на генетическом уровне неотвратимости «тройки», да с перегрузом программы. 

Наконец, ЕГЭ, к отмене которого призывает Игорь Петрович. Неужели этот пятый фактор никак не повлиял на результаты обучения, снижение которых Игорь Петрович объясняет отказом от учебников А.П. Киселёва. Сейчас учебниками почти не пользуются, даже упражнения из них используют выборочно, перемежая их с упражнениями из главных «учебников» — сборников вариантов для подготовки к ЕГЭ-ОГЭ-ВПР. Неужели после введения учебников А.П. Киселёва все бросятся работать не по упомянутым сборникам, а по учебникам А.П. Киселёва? Там же нет системы упражнений, которая всегда была в отдельных сборниках задач и упражнений Е.С. Березанской, П.А. Ларичева, Н.А. Рыбкина, о которых Игорь Петрович несправедливо умалчивает, делая акцент только на учебниках А.П. Киселёва, что не красит нашего учёного мужа. Да будет известно Игорю Петровичу, что в былые времена самыми потрёпанными учебными книжками были именно сборники задач и упражнений, многие учащиеся учебниками почти не пользовались. Именно этот факт и стремление чаще обращать внимание учащихся на работу с учебными текстами привели в своё время к объединению собственно учебников и сборников задач и упражнений под одной обложкой. Игорь Петрович не только скрывает в своём исследовании этот факт, но ещё и глумится над тем, что учебники Ю.Н. Макарычева и др. стали толще учебников А.П. Киселёва.

Интересны утверждения Игоря Петровича и об использовании учебников А.П. Киселёва в Израиле [6]. Мой хороший знакомый В. Романовский написал мне оттуда в личном письме: «Не понятно, откуда автор заимствовал информацию об использовании в израильских школах учебников Киселёва. Прежде в Израиль приходили учебники по математике разных авторов – Дорофеева, Виленкина, Башмакова, Никольского. Можно было приобрести замечательные книги Перельмана… Должен заметить, что учебников Киселёва я не встречал здесь ни разу. Думаю, коренным израильтянам имя это вообще не знакомо…». [7]

На мой взгляд, подбор фактов, а главное, манипуляции И.П. Костенко с числовыми данными, не имеют ничего общего с научным методом. В науке не принято выбирать только те факты, которые нравятся, и интерпретировать их, как хочется.

Ностальгирующие по учебникам А.П. Киселева — отличным учебникам для своего времени, не знают деталей. У А.П. Киселёва сравнение дробей вводилось через сравнение соответствующих им величин. Например, почему 1/2 > 1/3? Пожалуйста: потому, что 1/2 метра это 50 см, а 1/3 метра это примерно 33,3 см. 50 > 33,3…, поэтому 1/2 > 1/3.Теперь сравните дроби 1/6 и 1/7. Только учтите, к этому моменту у Киселёва ещё нет десятичных дробей! Вам это нравится? Так пожалуйста! Применяйте вместо того правила, которое, в развитие идей Киселева, есть в современных учебниках: «из двух дробей с одинаковыми знаменателями больше та дробь, у которой числитель больше». 1/2 = 3/6, 1/3 = 2/6, 3 > 2, следовательно, 1/2 > 1/3. Если посмотреть, как А.П. Киселёв вводит умножение или деление обыкновенных дробей (там то ли 5 правил для умножения и 6 для деления, то ли ещё больше), то ни один учитель сегодня так учить не будет. Я это всё подробно анализировал, прежде чем сам взялся участвовать в создании нового учебника «Арифметика» ещё в 1985 г. Теперь это учебник «Математика» серии «МГУ-школе», издаётся в Издательстве «Просвещение». В главном, т. е. в построении линии числа, в обучении крупными блоками, мы последователи А.П. Киселёва (обыкновенные дроби изучаем до десятичных), но мы очень сильно его усовершенствовали. Например, существенно улучшили подачу числового материала. работу с текстовыми задачами, которые в учебнике Киселёва давались в виде правил. Можно привести и другие примеры существенного продвижения к понятности в изложении материала в учебниках.

И.П. Костенко зовёт нас второй раз войти в ту же реку, не замечая, что река-то течёт совсем в другом направлении. Поэтому смена учебников никак не решит проблем российского образования, которые в значительно большей  степени зависят от сознательно созданных внешних условий функционирования российского образования, направленных на дебилизацию молодёжи. Причём это сознательная политика «властителей мира» во всех странах (управляющую элиту они так учить не предлагают!). На эту тему есть хорошая цитата.

«Джон Рокфеллер-II … даже вступил в заочную полемику с В.И. Лениным и сформулировал те подходы к оболваниванию потребителей информационного «поп-корна», которые мы сегодня наблюдаем на каждом шагу. «Если идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами, — ответил Ленину Рокфеллер, — то наша задача – создать массы, неспособные к восприятию никаких идей».

 И разве такие «массы» не создаются или уже не созданы? Ядовитое семя дало всходы. Это и есть калька с современной пореформенной системы образования, как за рубежом, так, к сожалению, теперь и у нас. Эпигон Рокфеллера, возможно, его даже не читавший, но тонко чувствующий свой компрадорский интерес, так сказать,  классовым чутьем, — Андрей Фурсенко: «Советская система воспитывала человека-творца, а нам нужен квалифицированный потребитель». [8]

Сомневаюсь я, что управляющий класс собирается сохранять Россию как независимое самодостаточное государство. Вся их политика в образовании удивительным образом решает задачу, поставленную Джоном Рокфеллером-II, а массы, неспособные к восприятию никаких идей, не способны к восстановлению и укреплению своего государства, да и к защите своих интересов.

И как помогут — и помогут ли? — учебники А.П. Киселёва побороть прыть наших чиновников, по чудесному совпадению выполняющих наказ Дж. Рокфеллера-II «создать массы, неспособные к восприятию никаких идей»? Они могут не знать этого конкретного высказывания? — Могут, но они не могут не выполнять указаний внешних управляющих нашей страной, как это произошло с пенсионной реформой. Но это уже совсем другая история…

Признаться, я тоже нахожусь в том возрасте, когда про молодые годы вспоминают так: трава была зеленее, небо голубее, а учебники лучше, но нельзя же такого рода воспоминания делать основой для научных выводов! Нельзя  жонглировать цифрами и фактами, отбирая только те из них, которые отвечают воспоминаниям молодости, выбрасывая из рассмотрения те факты и факторы, которые не укладываются в заранее предуготовленный вывод.

Вот теперь привожу ссылку на выступление моего соратника в борьбе за всё хорошее и против всего плохого в образовании:

https://www.youtube.com/watch?v=tqNVi8eGSoU&feature=youtu.be

Литература

  1. А.В. Шевкин. К вопросу о чистоте научных дискуссий. [Электронный ресурс] // http://www.shevkin.ru/stat-i-podrobnee/k-voprosu-o-chistote-nauchny-h-diskussij/ (дата обращения: 14.02.2019).
  2. А.В. Шевкин. Как не надо обновлять тематику школьных задач. Математика в школе. – 1995. – № 2. – С. 51-53. [Электронный ресурс] // http://www.shevkin.ru/stat-i-podrobnee/a-v-shevkin-kak-ne-nado-obnovlyat-tematiku-shkol-ny-h-zadach/  (дата обращения: 14.02.2019).
  1. А.В. Шевкин. [Электронный ресурс] http://www.shevkin.ru/arhiv-sajta-st/arhiv-novostej-za-ii-polugodie-2008-goda/ (дата обращения: 14.02.2019).
  2. Школьное образование в СССР в 1940 году. [Электронный ресурс] http://statehistory.ru/1627/SHkolnoe-obrazovanie-v-SSSR-v-1940-godu/ (дата обращения: 14.02.2019).
  3. Образование_в_СССР. [Электронный ресурс] https://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 14.02.2019).
  4. И.П. Костенко. Вредительство и саботаж в школьном образовании. [Электронный ресурс] http://www.pravda-tv.ru/2012/09/20/16527 (дата обращения: 14.02.2019).
  5.  А.В. Шевкин. Ещё раз про возвращение к учебникам А.П. Киселева.[Электронный ресурс] http://www.shevkin.ru/novosti/eshhyo-raz-pro-vozvrashhenie-k-uchebnikam-a-p-kiseleva/ (дата обращения: 14.02.2019).
  6. В. Павленко. Политика и игра: Какими «вирусами» заражает нас чужая программа? [Электронный ресурс] http://www.iarex.ru/articles/59204.html (дата обращения: 14.02.2019).
www.Shevkin.ru | © 2004 - 2019 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал