Новости

Как сливается «честность, объективность и независимость» единого госэкзамена

На этой неделе утечка предполагаемых прототипов заданий Единого государственного экзамена (ЕГЭ) по профильной математике обрела новые подтверждения в виде ответов на бланках №2, которыми школьники поделились в социальных сетях.
Несколько сложных задач полностью совпали с выложенными в интернет накануне экзамена. То же самое, по неподтвержденной пока информации, якобы произошло с ЕГЭ по химии и физике. По версии Рособрнадзора – ведомства, ответственного за проведение госэкзамена, все ЕГЭ прошли в штатном режиме, а информация об утечках не подтвердилась. Кто виноват и что делать в ситуации, когда вместе с прототипами оказались слиты «честность, объективность и независимость» ЕГЭ, ставшего мерилом всей системы образования, в интервью Накануне.RU рассказал народный учитель РФ, заместитель председателя общественного совета при Минобре Сергей Рукшин.

Сергей Евгеньевич, что делать в ситуации, при которой прототипы самых сложных заданий ЕГЭ по профильной математике оказались в сети до экзамена, а Рособрнадзор этого старательно не замечает?

– Судя по развитию событий, сейчас у общества, у тех, кто болеет за российское образование, появился уникальный шанс облечь многолетнюю критику реформ в конкретные действия против разваливающего среднюю и высшую школу ЕГЭ и разрушающих наше образование реформаторов. Как говорил мой покойный друг, ученик Колмогорова, член-корреспондент Российской академии образования Александр Михайлович Абрамов, «они подставились». Этот шанс должен заставить тех, кому дорога страна, в которой мы живем, задействовать максимум из имеющихся возможностей. Подключать прессу, электронные СМИ. Писать депутатам, в Администрацию президента, родителям пострадавших учащихся – обращаться в прокуратуру. Наш народ терпелив.

Повышение пенсионного возраста «проглотили», «проглотят» и это…

– В исторической перспективе ЕГЭ страшнее и разрушительнее повышения пенсионного возраста и налогов. Я проанализировал то, что мелькало в прессе, и пришел к невеселым выводам.

Факт утечки прототипов всех заданий самой тяжелой части профильного математического ЕГЭ-2018 бесспорен. Видимо, то же самое было и по химии, и по физике. Доказательства есть у Гущина (Дмитрий Гущин – учитель, который рассказал об «утечках» накануне ЕГЭ по профильной математике, – прим. Накануне.RU), они выложены в «Вконтакте«, их готовы засвидетельствовать школьники и даже учителя, проверявшие ЕГЭ. Этот факт, по сути, признали и Кравцов с Ященко.

Как «утечка» прототипов заданий по профильной математике повлияла на сам экзамен и его результаты?

– Знакомство с прототипами превращает решение самой сложной части ЕГЭ по математике в несложное упражнение, это могут подтвердить все объективные независимые эксперты. В итоге главный принцип экзамена – его «честность и независимость» – был нарушен кардинально. Это очень хорошо понимают школьники, учителя и родители. Нарушены законные интересы многочисленной группы учащихся и их семей. И можно предполагать, что в вузы опять попадут не те, кто лучше подготовлен, а те, кто (или чьи репетиторы) вовремя разобрали задачи из появившихся в сети вариантов.

В сам факт того, что задания ЕГЭ могли «утечь» в интернет, не так просто поверить, учитывая бесконечные заверения Рособрнадзора о сверхсекретности этой информации.

– Распространение информации перекрывается сверху всеми возможными средствами, что косвенно подтверждает правдивость допущенных утечек. Это признали даже многие либералы. Ясно, что взят курс на замалчивание скандала, и его выдерживают жестко. В ущерб интересам школьников и интересам страны. Не слышны голоса депутатов, членов Совета Федерации… комментируют все, что угодно, от футбола до недружественных высказываний Вахтанга Кикабидзе… а об утечках ЕГЭ – ни слова!

По-Вашему, как стоило бы отреагировать на этот инцидент?

– Конечно, в идеале большинство проблем решила бы отмена ЕГЭ в его нынешнем виде одновременного экзамена и за среднюю школу, и для поступления в вуз, но к этому президент пока не готов. Попробуем аккуратно и взвешенно сформулировать выводы из ситуации и предложения с учетом возможного, а не желаемого. Они выглядят так.

ЕГЭ-2018 выявил системные проблемы в управлении образованием, требующие пересмотра законодательства. У нас отсутствуют органы, которые способны контролировать работу Рособрнадзора. Многолетние провалы в работе надзорного агентства оценивает оно само. Поэтому нет ничего удивительного, что чиновники бесцеремонно отрицают очевидные факты, а инициаторам разоблачения их профессиональной несостоятельности грозят судебным преследованием. Эти действия наносят серьезный удар по репутации власти. От детей на ЕГЭ требуют абсолютной честности, за ними установлен тотальный надзор и контроль. При этом само надзорное ведомство в течение многих лет не в состоянии предотвратить утечки заданий, то есть честно провести экзамен.

А когда такое происходит, все отрицают

– Бессмысленное отрицание собственного провала усиливает негативный эффект и порождает недоверие ко всем органам власти. Тот же результат имеют попытки отдельных «экспертов» доказать незначительность влияния «слива» на общие итоги экзамена. Честность — категория абсолютная, она не измеряется в процентах. В Рособрнадзоре за счет бюджета функционирует структура, прямой обязанностью которой является мониторинг интернета на предмет «утечек». И, несмотря на это, задания из «списка Гущина» свободно распространялись в социальных сетях. Их решали дети, но не замечало надзорное ведомство. По регламенту такие задания должны были быть немедленно заменены, но ничего этого сделано не было.

Значит, Рособрнадзор сам нарушает свои же правила?

– Да, и такое поведение Рособрадзора ставит под сомнение его способность к выполнению возложенных обязанностей, а его вывод в прямое подчинение Правительству только перекладывает недовольство и недоверие общества с руководства Рособрнадзора на Правительство и систему власти в целом.

Сергей Кравцов призывал «молчать» во время ЕГЭ и «не будоражить» тему «слива» заданий, по-Вашему, что надо делать?

– Для расследования скандального ЧП необходимо создать специальную независимую комиссию, которая должна определить виновных и устранить их от управления образованием.

Предположим, виновные найдены и наказаны. Что дальше?

– Дальше – вносить изменения в закон «Об образовании». Составление заданий вступительных и выпускных экзаменов не может быть функцией надзорного органа. Содержание выпускных экзаменов относится к сфере деятельности Министерства просвещения, вступительные экзамены должны быть в ведении министерства, курирующего высшее образование, а надзорное ведомство должно лишь следить за объективностью их проведения.

Что делать с ЕГЭ? Можно ли доверять такой системе оценки знаний после того, что произошло?

– Пять лет тотальной борьбы за честность ЕГЭ после скандала с утечками 2013 г. закончились новым аналогичным скандалом. Единственный плюс единых экзаменов — их «честность, объективность и независимость» — утрачен. Это хороший повод вновь подумать об устранении разрушительного воздействия ЕГЭ на наше образование и начать мягкий выход из сложившейся тяжелой ситуации, где первым шагом может стать законопроект об отделении школы от ЕГЭ.

А что делать Рособрнадзору сейчас, когда участники ЕГЭ оказались в неравных условиях – одни застали «утечку» вовремя и прорешали трудные задачи, другие нет. Одни поступят в лучшие вузы страны благодаря удаче, другие поступят туда, куда возьмут?

– Стоит задуматься и о том, что делать в этом году. У нас любят в тяжелой ситуации те, кто привел в нее, задавать вопрос: «ну а вы-то что предлагаете?» Есть старая поговорка: «Умный человек способен искать выход из трудной ситуации, мудрые должны позаботиться о том, как в нее не попасть».

Нашим горе-реформаторам не хватило ни мудрости, ни ума. А теперь нечестно спрашивать непричастных, как им быть. Приемлемого выхода нет. Лучший из предложенных вариантов принадлежит известному критику ЕГЭ Александру Иванову. Он предложил в качестве меры по преодолению последствий утечек, исказивших результаты этого года, в правила приема-2018 ввести поправку: если баллы абитуриента выше прошлогоднего минимального порога зачисления, следует принять его на первый курс. Разумеется, при этом набор часто будет превышать контрольные цифры, поэтому обучение «лишних» студентов должно быть профинансировано дополнительно. Отметим, что речь здесь идет только о первом семестре, за время которого и надо провести настоящий конкурсный отбор. Отсеянных ребят необязательно отчислять, они могут найти себя на других специальностях вуза. Это не идеальный вариант, но других, похоже, нет…

В связи с произошедшим многие уже требуют расследования прокуратурой, интернет заполнен призывами и петициями вроде «Кравцова и Ященко – в отставку и под суд!» . И для восстановления доверия к власти и системе образования следует обязательно разобраться с утечками этого года, этого требуют и интересы образования, и государственные интересы страны в целом.

Источник. https://www.nakanune.ru/articles/114055/

Комментарий. Комментировать здесь, собственно, нечего. Контролирующий орган, который сам составляет задания, сам проводит экзамен, сам проверяет и сам радуется, как же у него всё получается замечательно! — это полное Зазеркалье. Да, очень выгодное многим деятелям, вовлечённым в процесс создания-проведения-радости, но он не выгоден стране. Какой же вывод? — Надо всё менять. Не резко, придётся школе ещё сделать несколько выпусков тех, кто не обещал учиться. А им обещали, что достаточно знать математику на уровне 5-9 классов для получения аттестата о среднем образовании. Институтам придётся помучиться с этими выпускниками, чтобы выпустить в жизнь новую порцию бакалавров со смутной перспективой трудоустройства.

А дальше надо менять. Школе отдать школьные экзамены, вернуть учителю контроль за результатами обучения в школе — школьные выпускные экзамены. Вернуть институтам право отбирать профессионально пригодных к обучению по своей специальности — вступительные экзамены в вуз.

Хватит бродить по пустыне реформ в надежде, что за долгие годы перемрут те, которые ещё помнят, как надо учить по-настоящему. Я уже много пишу о том, что прежде чем ответить на вопрос «Что делать?», надо ответить на вопрос «Кто виноват?» — в этой безумной и бездумной реформе-модернизации. Всё равно она поставленной цели не достигла, не развалила окончательно отечественное образование для входа со стерильными мозгами в мир «цивилизованных» стран в качестве страны-донора. Кажется, мы решились идти своим путём. Нам необходимо полноценное образование. Пора поставить цели государства и народа в образовании выше целей кланов и групп, кормившихся на исполнении пожеланий Всемирного банка и на реализации собственных благоглупостей, не имеющих под собой ни научной, ни педагогической, ни просто человеческой основы.

Это непременное условие, без которого движение вперёд невозможно.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал