Архив сайта

Архив новостей за II полугодие 2008 года

03.07.2008 — Чиновники провалили госэкзамен. ЕГЭ не решил старых проблем, а лишь создал новые

Марина Лемуткина и МК о ЕГЭ

Едва оправившись от разгромного счета, с которым завершился первый тайм Единого госэкзамена, общество ринулось во второй — поступать в вузы. Азартная игра под названием ЕГЭ не имеет аналогов: участие в ней обязательно, а подавляющее большинство фанатов — не зрители и игроки, а судьи.

Ровесник XXI века, ЕГЭ задумывался как суперсовременная система оценки итоговых знаний школьников и должен был отличаться независимостью, надежностью и объективностью. Одновременно ему предстояло внести в образование единство — требований, оценок, базы данных и даже выпускных и вступительных экзаменов.

Последнее, уверяли власти, было особенно ценно, поскольку одним ударом позволяло решить сразу три задачи: сократить экзаменационный стресс, покончить с коррупцией, а заодно открыть доступ в наипрестижнейшие столичные вузы жителям “медвежьих углов”. Сдал, мол, ЕГЭ на “пятерку” — и, не вылезая из родного чума или высокогорного аула, сидишь и ждешь зачисления в МГИМО. Правда, ради столь заманчивых перспектив старую систему предстояло сломать. Но временное неудобство, по словам чиновников, того стоило, и они засучили рукава.

Творчеством и не пахнет…
Для начала традиционные экзаменационные билеты заменили КИМами (контрольно-измерительными материалами). Каждый составили из трех частей — “А”, “В” и “С”. В две первые включили набор вопросов, предполагающих выбор правильного ответа, а в третью — задачи или эссе. Общая оценка — по итогам выполнения всех трех. По сути дела, новая система основывалась на тестах, против чего сразу выступили педагоги и эксперты. Они приводили принципиальные возражения, указывали на низкое качество КИМов, но к их мнению не прислушались. Ссылаясь на “творческую” часть “С”, чиновники попросту отказались признать ЕГЭ тестом, пообещав, правда, улучшить КИМы. На несколько лет спор перешел в теоретическую плоскость и там затерялся.
Момент истины настал в 2008 году, когда ЕГЭ впервые сдавала вся страна. Одиннадцатиклассники наполучали столько “двоек” (математику не сдал каждый четвертый, а русский язык — каждый десятый), что вопрос о КИМах снова вышел на первый план. Более того, эксперты во главе со специалистами из Московского института открытого образования (МИОО), курирующего проведение ЕГЭ в столице, прямо назвали их одной из главных причин неудачи.
Прежде всего выяснилось, что ЕГЭ — все-таки тест. “Творческая” часть “С” по гуманитарным предметам творчеством и не пахнет: эссе по русскому языку, например, жестко регламентировано — вплоть до количества абзацев и слов. Какой уж там “творческий подход”, если за малейшие отклонения от регламента снижают баллы… У математиков другая беда. Их часть “С” настолько сложна, что ее не могут решить не только дети, но подавляющее большинство учителей. В Москве, по последним данным Центра непрерывного математического образования, на это способны менее 1% педагогов, что, впрочем, неудивительно. Большинство этих заданий, по оценке директора центра Ивана Ященко, “не имеют к школьной программе никакого отношения и по силам ничтожному меньшинству школьников”. А, значит, большинство сдает тесты.
Их качество, по словам учителей и экспертов, тоже не стало лучше. Да и не все предметы годятся для проверки тестированием. “Как, например, правильно ответить — был Петр I реформатором и преобразователем либо ярым крепостником и разрушителем исторических корней России? Такой черно-белый подход совершенно неприемлем для современного мира”, — убежден педагог и депутат Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов.
Дальше — больше. В пылу борьбы с утечками материалов организаторы ЕГЭ заготовили для выпускников индивидуальные вопросы по всем предметам. Сделать равноценные задания для 1 миллиона 11-классников не удалось, и в 2008 году они столь существенно различались по сложности, что по одним вариантам ЕГЭ по математике МИОО зафиксировал 25% “двоек”, а по другим лишь 16%. Это, по словам экспертов, может означать лишь одно: главный инструмент ЕГЭ оказался несостоятельным и никакого “единства условий” сдачи экзаменов в школу не принес.
Зато он принес кое-что другое: как и предупреждали эксперты, вместе с системой итоговых испытаний ЕГЭ начал ломать всю методику преподавания. Дело даже не в том, что в школе перестают преподавать предметы, не предназначенные для сдачи в виде ЕГЭ, — сначала астрономию, потом геометрию, а в последнее время и литературу, исключенную из перечня обязательных экзаменов — словесники тратят сэкономленное время на натаскивание на тесты по русскому языку. Готовя детей к единому госэкзамену, учителя стали уделять все меньше внимания развитию творческих способностей и все больше — умению быстро сделать выбор и отыскать ответ. До сих пор творческая часть была единственной областью обследований PISA (международной программы оценки знаний учащихся), где российские школьники значительно превосходят европейских, проигрывая им во всем остальном. ЕГЭ вот-вот лишит их этой возможности.

Реальность в стиле сюр
Говоря о главных плюсах ЕГЭ, чиновники всегда настаивают на объективности его результатов — человеческий фактор, мол, здесь сведен к минимуму, все проверяет машина, а если где и затесались люди, то не из своей школы, а стало быть, независимые. Чиновничий энтузиазм разделяют не все. Уж больно, по словам экспертов, в хороших результатах заинтересована вся система ЕГЭ сверху донизу — ученики и их семьи, учителя, школы, муниципальные чиновники, губернаторы. “А уж при нашей процентомании и кровной заинтересованности в поступлении в вуз, — подчеркивает ректор МИОО Алексей Семенов, — добиться достоверной картины практически невозможно”.
Проблема информационной безопасности ЕГЭ, по его словам, не только не решена, но обостряется: “возможности нечестности при сдаче в последнее время расширяются, в том числе из-за отсутствия реальных механизмов профессионально-общественного контроля и контроля за использованием средств мобильной связи учителями и школьниками”. Никуда не делась и коррупция. По данным первого зампреда думского комитета по образованию Олега Смолина, такса за “хорошие” результаты ЕГЭ этого года в некоторых республиках установилась на уровне 60 тыс. рублей, а в населенных пунктах — 30 тыс. рублей.
При таком раскладе можно с уверенностью утверждать, что многие “пятерки” и “четверки” — липовые. Но если до введения ЕГЭ хорошими оценками “липа” и ограничивалась, то потом появилось нечто принципиально новое — липовые “двойки”. Халявный “+1 балл к аттестату” дал гарантированную “тройку” в аттестат. И вместо того чтобы готовиться к “ненужным” экзаменам, ребята в массовом порядке стали сдавать пустые работы через пять минут после начала экзамена, либо открыто глумиться над экзаменаторами, размышляя в эссе о параллелях между “Войной и миром” и “Троими из Простоквашино”, пожаловался “МК” учитель-словесник московской школы №57 Сергей Волков.
Таким образом достоверность результатов ЕГЭ в лучшем случае находится на уровне социологического опроса. Причем на редкость дорогостоящего — и по деньгам налогоплательщиков, и по психологическим издержкам.

Техника непрозрачности
По словам специалистов, централизованный характер экзамена (снова единство!) делает процедуру его проведения столь громоздкой и затратной по времени, что школьный год укоротился на две недели. Теперь, жалуются учителя, он заканчивается не 1 июня, а 15 мая, не давая одиннадцатиклассникам лишний раз повторить материал. По той же причине ужесточаются графики сдачи экзаменов: старый принцип трехдневного перерыва между ними, необходимый для восстановления сил, больше не применяется.
Особенно тяжело приходится нынешним поколениям сдающих: ребят 10 лет готовили по старой схеме, а принимают экзамен по новой. Переподготовка же, по оценке экспертов МИОО, требует не меньше 30 дополнительных часов. А наскрести их непросто.
Введение ЕГЭ принесло и другие проблемы. Например, выяснилось, что талантливые дети — те самые 5—7%, что составляют “золотой фонд нации”, — сдают его хуже середняков. По данным последних исследований МИОО, “среди победителей московской математической олимпиады, проходящей уже более 70 лет и знаменитой как высоким уровнем заданий, так и высокими мерами информационной безопасности, ни один из пяти обладателей дипломов первой степени не набрал 100 баллов из-за мелких описок и погрешностей. Среди 17 обладателей дипломов второй степени только 1 набрал 100 баллов, среди 96 дипломов третьей степени — 4 стобалльника, а 120 обладателей похвальных грамот — 5. 6 стобалльников решили 1 и менее задач на олимпиаде и не были отмечены призами. 7 стобалльников вообще не участвовали в городском этапе олимпиады”.
Кое-кто из потерявших драгоценные баллы пытался подать апелляцию. И тут же столкнулся с другой проблемой ЕГЭ — крайней закрытостью и непрозрачностью. Части “А” и “В” строжайше засекречены, и увидеть их не дают ни ребенку, ни родителям, ни учителям, ни экспертам. Таким образом выяснить, где допущена ошибка, равно как дать материалам экспертную оценку совершенно невозможно (примечательно, что для руководства Рособрнадзора это оказалось новостью).
Главным же раздражителем общества является шкала пересчета баллов — стобалльных в пятибалльные и школьных в вузовские.

Шкала накаливания
“Шкалирование” появилось не от хорошей жизни. Традиционные вступительные экзамены позволяли требовать разных по объему знаний по одному и тому же предмету при поступлении на профильные или непрофильные специальности. Зачисление по результатам ЕГЭ закрыло эту возможность: куда бы выпускник теперь ни шел, результаты строго фиксированы — например, школьная “пятерка” (70 баллов) по русскому языку. И в этом виде ее обязан принять хоть филфак, хоть физфак (вот оно, единство!). Тут-то и начинается самое интересное.
В реальности “вес” одного и того же экзамена в профильном и непрофильном вузе, разумеется, будет разным. Более того, в зависимости от “веса” самого учебного заведения он будет разниться даже в вузах одинакового профиля — это по умолчанию признают даже организаторы ЕГЭ. Альтернатива — коллапс, и, чтобы его избежать, вузам разрешили по своему усмотрению пересчитывать школьные баллы в собственные. В каждом тут же появилась своя 5-, 10-, 25- или 100-балльная шкала, и с “едиными” оценками ЕГЭ начался такой беспредел, что прежние коррупционно-традиционные экзамены показались абитуриентам образцом порядка и справедливости.
В зависимости от выбранного вуза школьная “пятерка” теперь то остается ею, то становится “четверкой”, а то и “тройкой”. “Мы совершенно не понимаем принципа пересчета баллов и очень недовольны им”, — стали вслух возмущаться выпускники 2008 года. А зря! По сравнению с тем, что ждет уже следующий выпуск, их злоключения — всего лишь детские крики на лужайке.

Худшее решение
В странах, откуда к нам пришел ЕГЭ, итоговые испытания не выдерживают от трети до половины школьников. Там это в порядке вещей: в Европе и в США полно других способов самореализации: от собственного бизнеса до обучения современным рабочим специальностям высочайшей квалификации, да и культа всеобщего высшего образования там нет. В России противоположная ситуация. Свой бизнес из-за чиновничьего произвола не особо откроешь. Система начального и среднего профобразования приказала долго жить, да и работодатель предпочитает специалистов с высшим. Главное же, что высшее образование у нас является статусным — без него вроде как ты и не человек. А потому выпускники нашей школы традиционно идут в вуз и неудачи на этом пути воспринимают крайне болезненно.
ЕГЭ в сложившуюся традицию не вписывается. А вскоре и вовсе нанесет ей сокрушительный удар. Срок действия правила “+1 балл” закончился. А это значит, что уже на будущий год не менее трети одиннадцатиклассников (по некоторым оценкам, до половины) не получат аттестатов и останутся на улице. По мировым стандартам — это норма. Но наше общество воспримет это как катастрофу, и власти обязаны отдавать себе в этом отчет. Никто не спорит: с профанацией образования нужно покончить. Но прежде чем перекрыть полумиллиону школьников путь к диплому о высшем и аттестату о среднем образовании, власти были обязаны предложить им внятную альтернативу. Например, не провозглашать всеобщим 11-летнее образование, которое со вступлением ЕГЭ в штатный режим все равно мало кто осилит, а сделать ставку на техникумы и колледжи и заманивать ребят туда.
Власти предпочли другой путь. Решение вопроса, куда девать сотни тысяч не вписавшихся в эксперимент с единым госэкзаменом, отложили “на потом”. В итоге даже сейчас, когда до введения ЕГЭ в штатный режим остается менее полугода, ответа на него не знает никто. Придумать худшего решения было нельзя. “Верхи” загнали проблему внутрь, крайне сузив поле для маневра и оставив в качестве наиболее реальных сценариев развития событий социальный взрыв или экстренное смягчение правил игры — то есть новый виток профанации.
Большинство надежд, возлагаемых на ЕГЭ, не оправдались. Ни что он повысит мобильность абитуриентов (в родном городе, по последним данными Центра экономики непрерывного образования, и сейчас остаются учиться 80% студентов), ни что уменьшит экзаменационный стресс. Одиннадцатиклассники уверяют, что ЕГЭ, скорее, лишил их “второго шанса сдать в вузе экзамен, плохо сданный в школе”. При этом единый госэкзамен в своем нынешнем виде не просто не справился со старыми проблемами. Под флагом борьбы за качество образования он создал обществу кучу новых, причем без всякой гарантии добиться цели.
Правда, ЕГЭ помог чиновникам создать единую базу данных о сдаче выпускных экзаменов по стране. И в этом смысле, по словам зампреда предметной комиссии Москвы Андрея Семенова, “система ЕГЭ прекрасна. Жаль только, что учеников и родителей забыли принять в расчет”.

ссылка на статью Чиновники провалили госэкзамен
03.07.2008 01:00

 

17.07.2008 — Образовательный вызов

Интервью корреспондента журнала «Эксперт Урал» А.Коновалова с ректором ГУ-ВШЭ Я.Кузьминовым

Российское образование остро нуждается в комплексной реформе: оно не формирует ни социальных, ни профессиональных компетенций. Общество должно пересмотреть контракт с преподавателями, уверен ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов
Как количество взятых страной медалей на Олимпиаде ничего не говорит о здоровье нации, так и количество талантливых школьников и студентов, берущих призы на международных математических и физических состязаниях, не является показателем уровня общего образования. Наши школьники хуже умеют анализировать, размышлять и принимать решения; студенты не находят общего языка с работодателями. Школьные учителя могут получать достойный доход, только совмещая пару ставок с классным руководством, а у вузовских профессоров нет ни времени, ни денег на науку. Продолжая верить в миф о том, что хорошая по мировым меркам, хотя и обладавшая существенными недостатками советская система образования все еще жива, мы обманываем себя: качество образования катастрофически упало, выпускники школ и университетов не отвечают требованиям мирового рынка труда.
В поисках решения этих проблем комиссия Общественной палаты РФ по вопросам интеллектуального потенциала нации во главе с ректором Государственного университета — Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) Ярославом Кузьминовым разработала пакет предложений, призванных обозначить ключевые точки будущей образовательной реформы. Изменения, которые предлагают эксперты, масштабны. ПТУ надо закрыть, создав на их базе короткие курсы для желающих освоить ту или иную рабочую специальность. Техникумы уравнять с бакалавриатами университетов, ряды последних резко сократить, увеличив финансирование оставшихся, прежде всего в части научных исследований. Серьезно поднять финансирование средней школы. Почему нам нужны все эти изменения и к чему они приведут? Чтобы получить ответ на этот и многие другие вопросы, мы пригласили Ярослава Кузьминова в редакцию «Э-У».
— Ярослав Иванович, для чего России нужна реформа образования? Принято считать, что уровень подготовки наших специалистов даже на мировом уровне довольно высок.
— Как вы знаете, сейчас страна формирует стратегию развития до 2020 года, в рамках которой предусмотрено три сценария. Первый — мы продолжаем опираться на сложившиеся конкурентные преимущества и оставаться на том же месте в разделении труда на мировом рынке. В принципе у нас есть шанс это место сохранить. В ходе второго, промежуточного, сценария мы вовлекаем новые источники доходов из того же ряда: водные, транспортные ресурсы и так далее. При третьем сценарии мы активно воссоздаем инновационный сектор нашей экономики и пытаемся идти, условно говоря, двумя колоннами. Первая — сырьевая. Она никуда не денется, хотя ее доля в экономике уже начала сжиматься. Вторая связана с активным производством человеческого и интеллектуального капитала и воссозданием хотя бы части того инновационного кластера, который был в Советском Союзе. Поскольку только третий вариант может вывести нас на темпы роста ВВП более 6% в год, решено было остановиться на нем. После чего стратегия подверглась обработке с еще одной стороны — социальной.
Смотрите: в России уже лет семь доходы населения растут гораздо быстрее производительности труда. Долго это продолжаться не может: крен уже задан, и мы рискуем через два-три года столкнуться с тем, что население при первых признаках затухания экономического роста будет бурно выражать несогласие с новым положением вещей. В результате возникнет новая волна социальных требований, причем первые ее признаки видны уже сейчас.
Поэтому многие эксперты считают, что вся концепция долгосрочного развития должна быть сформирована вокруг социальной части: когда начнутся массовые протесты, всем будет уже не до экономического роста. Как вы понимаете, и с позиции обеспечения инноваций, и с позиций социальной удовлетворенности образование занимает одно из ключевых мест. Тем не менее в системе образования у нас, мягко говоря, не все хорошо.
— Но принято считать, что советская система образования была одной из лучших в мире, именно она позволила запустить спутник и создать огромный научный потенциал. И далеко не все разрушено за последние 20 лет.
— Я приведу несколько примеров. Во-первых, с начала 90-х годов мы упали в таком объективном показателе, как PISA (Program for International Student Assessment). Это международное измерение качества общего образования, то есть качества школ. Условно говоря, наши школьники владеют фундаментальными знаниями не хуже других, но применять, интерпретировать эти знания они умеют очень плохо. У них практически не развиты проектная деятельность, навыки поиска информации и обоснования точки зрения. А ведь именно эти компетенции должна закладывать школа. При этом, что интересно, результаты выпускников начальной школы гораздо выше средних международных. Самое серьезное падение происходит в основной школе — с пятого по девятый класс. Второе: наши средние школы в отличие от школ почти любой страны не дают устойчивого знания иностранного языка. Я уж не говорю про европейцев, где люди три или два с половиной иностранных языка знают. У нас 80% выпускников школ не знают вообще никакого: с пятого класса учебные часы и деньги уходят впустую. В-третьих, наша школа очень короткая: мы учим 10 — 11 лет, во всем мире 12 — 13 лет. Мы не даем тех социальных навыков, которые обязательны в современном обществе. В нашей школе нет права, философии, экономики. Мы выпускаем фактически социальных дебилов, которые не в состоянии постоять за себя на рынке труда, защитить свою собственность.
— А где происходит социализация?
— Практически все социальные навыки, которые житель развитых стран получает в школе, у нас дают вузы. Поэтому те 40% выпускников школ, что в вузы не идут, этих навыков фактически лишены, и ими очень легко манипулировать. Мне даже кажется, что сопротивление введению экономики и права в школах со стороны чиновников связано именно с этим.
— Кроме вузов есть еще ПТУ и техникумы.
— Здесь ситуация следующая. В 70-е годы, еще при советской власти, мы сломали альтернативный вариант карьерного успеха. В ПТУ начали отправлять «отстой», в техникумы — «полуотстой». Началась социальная сегрегация тех уровней образования, которые выпускают людей, работающих руками, — квалифицированных исполнителей. В техникумы перестали идти люди, рассчитывающие на карьеру или успех. В результате сейчас мы имеем очень странную ситуацию: в экономике лишь 30% рабочих мест требуют высшего образования. Через 10 лет их будет максимум 35 — 40%. При этом уже сейчас 60% выпускников школ идут в вузы. Если тенденция сохранится, через пять лет будет 70%. Добровольно в техникум идут либо дети из неблагополучных семей, либо те, кто не хочет учиться вообще. В итоге культурно-технический уровень нашего производства на два порядка отстает от уровня развитых стран.
Исследования ГУ-ВШЭ показали: за 2005 — 2006 годы предприятия на треть сократили контакты с вузами и техникумами, не говоря уже о ПТУ. Параллельно они начали развивать собственные учебные центры и увеличили затраты на переподготовку работников на рабочем месте. На сегодняшний день российские предприятия тратят на эти цели от 500 до 600 млрд рублей в год — больше 2% ВВП. На Западе эта доля не превышает 1 — 1,2%. Нигде в мире не учат четыре года на рабочего-станочника после 9 класса: такого рода компетенция, вообще говоря, осваивается за 8 — 10 месяцев. А главное, как только мы запихиваем ребенка в ПТУ, он обычно попадает в негативную социальную среду, где невозможно работать и учиться вообще.
— Поэтому все стремятся в вуз?
— Именно. По нашим опросам, 88% семей заявляют, что их дети обязательно должны получить высшее образование. Около 65% семей готовы платить за это любые деньги. В результате сейчас у нас 510 студентов на 10 тыс. человек населения — практически как в США, то есть первое место в мире. Если добавить еще 100 — 120 студентов техникумов (которых в мире нигде нет), получим 630 человек — абсолютный мировой рекорд.
— Разве это плохо? Чем выше уровень образованности населения, тем лучше.
— Неплохо, если это образование, а не имитация. Главное: из этих студентов у нас ровно половина — заочники. Скажу другое: за нами по этому показателю следуют некоторые страны Латинской Америки, где 35% заочников. Нормальная доля — четверть. Кроме того, 20 — 30% нашего очного образования — это псевдообразование, имитация, не дающая никаких реальных компетенций. Недавно министр образования Андрей Фурсенко сказал, что в России только 15 — 20% вузов дают нормальное, конкурентоспособное на мировом рынке образование. Думаю, это так.
— Какова основная причина того, что хороших вузов так мало?
— Высшее образование не развивается вне связи с исследованиями. Университет отличается тем, что в нем преподает ученый. А по нашему опросу, исследования ведут только 16% преподавателей высшей школы России, это на 4% меньше, чем в советских техникумах. Сравнивать с любой другой страной мира нельзя: там вам скажут, что такого просто не может быть. Исследовательская часть составляет минимум треть бюджета западного вуза, в России — от 5 до 10%. Эта картинка вполне соотносится с той долей, которую образование занимает в ВВП страны.
— Какова она?
— На сегодняшний день — 3,9%, без нацпроекта — 3,6%. Я не знаю ни одной развитой страны, где эта доля была бы меньше 4,2%. Стандарт по странам ОЭСР — 5,1%, причем это только затраты государства, без учета частных денег. В Дании, Скандинавии на образование уходит до 8% ВВП. Стандарт для высшего образования — 1,5% ВВП, у нас — только 0,7%. Эта доля абсолютно неадекватна. Да, в какой-то степени нехватка замещается частными средствами. Их доля у нас сейчас — 1,2% ВВП, с учетом коррупционных затрат — 1,5%. Но в совокупности образование у нас на 1,5 — 2% ВВП меньше, чем в среднем в США, Европе и «азиатских тиграх».
Школа как контракт
— Что следует делать в этой ситуации? Какие предложения вы разработали?
— Нужно определить, в чем решающий пункт программы обновления образования и изменения ситуации в вузах. На наш взгляд, таким пунктом является качественная перемена отношения преподавателей к своим обязанностям и изменение самого состава преподавателей. Можно назвать это новым контрактом общества с преподавателем. Есть два условия эффективности такого контракта. Первое: мы должны восстановить стимул для преподавателей честно работать на основном рабочем месте. Года три-четыре назад на очередной правительственной дискуссии я в очередной раз сказал, что нужно повышать зарплату преподавателей до конкурентоспособного уровня. На что министр финансов Алексей Кудрин парировал: «Смотрите, по расчетам ГУ-ВШЭ, средняя зарплата преподавателя вуза — от 12 до 14 тыс. рублей в месяц. Средняя зарплата по стране — 7 тыс. рублей. Что еще нужно?». Я возразил: из этих 14 тысяч преподаватель на основной ставке получает три, а остальное прихватывает где может. Как он при этом работает на основную ставку? На эти 25% и работает. Ему просто некогда хорошо работать. Вот губернатор заявляет, что школьный учитель получает 15 тыс. рублей. Но это на самом деле полторы-две ставки — за преподавание и за классное руководство. Есть ли у учителя время на развитие, на дополнительные занятия? Совершенно очевидно: мы должны восстановить контракт по основной ставке, мотивацию и возможность жить на эти деньги. Это первое и самое главное условие.
— И сколько должен получать преподаватель?
— У нас есть определенные оценки. Воспитатель детского сада должен получать примерно 90% от средней зарплаты по региону. Учитель средней школы — от 110 до 120%, преподаватель вуза — около 200%, профессор-исследователь — порядка 500%. Исходя из этих оценок, мы формируем оптимальные условия эффективности образования: обществу нужно платить всей системе образования порядка 6% ВВП, то есть на 2 — 2,5% больше, чем сейчас.
— Это возможно в условиях нынешнего бюджета?
— Экономически — с трудом, политически — практически нет. Политически проходная задача добавить 1% ВВП, то есть довести уровень до 5%. Здесь нужно аккуратно выбрать стратегические точки, которые стоит поддержать в первую очередь. На наш взгляд, такими точками являются формирование исследовательских университетов и восстановление эффективного контракта в средней школе. Первая задача потребует дополнительно около 0,5% ВВП в год. Это означает, что мы начинаем поддерживать те вузы, где сохранились работоспособные научные школы, финансируем их по разделу «Наука» так же, как по разделу «Образование». Доводим зарплату до такого уровня, чтобы университеты могли нанимать молодых докторов наук с Запада. Это, конечно, не коснется всех университетов. Мы можем начать с 25 вузов и дойти к 2020 году до 75 — 100. Так китайцы сделали в начале 90-х годов, и сегодня их университеты уже находятся в мировых рейтингах. А наши — нет.
— Каким образом отбирать эти университеты? Использовать какие-либо рейтинги?
— Я за то, чтобы просто провести конкурс с совершенно ясными критериями. Первый — объем научных заказов государства на фундаментальные исследования, второй — индекс цитируемости преподавателей, третий — доля выпускников, зарегистрированных на бирже труда. Последний критерий — средняя зарплата преподавателей в соотношении с располагаемым доходом, возможностями университета. На основе этих критериев нужно сформировать группу ведущих исследовательских университетов плюс поддерживать хорошие кафедры и факультеты внутри «плохих» вузов.
— А что делать со школами?
— Это поле стратегического выбора. Если сэкономим сегодня деньги, получим через 15 лет страну совсем другую, с глубочайшими социальными разломами. Можно исподволь погрузить школу лет на десять в новый экономический механизм, запустить туда частные деньги и сделать образование частично платным. Никаких бурных социальных протестов это не вызовет,
горожане до этого психологически дозрели. Но для России это очень опасный выход, поскольку расслоение приобретает устойчивый характер. В отличие, скажем, от США, где по статистике очень высокая степень расслоения, но есть эффективные механизмы перемешивания. У нас таких механизмов нет, а расслоение происходит через систему высшего образования. Если же оно начнется уже в школе, и у нас будут отдельные школы для богатых, бедных и безнадежных, то наше общество просто не выдержит.
Сегодня дополнительные бюджетные средства, которые обеспечат школе (через 5 — 7 лет) хороших учителей и новые методики, — около 1 — 1,2%. Можно обойтись для начала даже 0,75% ВВП. Но есть выбор, конечно. Можно через 15 лет тратить 2 — 3% ВВП на тюрьмы и на военизированную полицию.
— И все? Остальное образование оставить как есть?
— Вовсе нет. Проще всего с профессиональным образованием. Как я уже сказал, отчаявшиеся предприятия давно выстраивают собственные системы обучения сотрудников. Надо прекратить прием в техникумы и колледжи с девятого класса, сделать на базе техникумов технический бакалавриат или прикладной бакалавриат, как во всех развитых странах. Это будет обычное высшее образование, после которого можно пойти в академический бакалавриат не на четыре года, а на два, и продолжить обучение. Главное — сделать эти колледжи частью университетов, убрать социальный барьер, психологическую разницу между техникумом и университетом. Уже сейчас рынок труда очевидно готов поглощать выпускников технического бакалавриата, но боится, что человек, которого он наймет после колледжа, будет ковырять в носу, а не работать.
ПТУ надо срочно и капитально реорганизовывать. В нынешнем виде они бессмысленны и с социальной, и с профессиональной точек зрения. На их месте можно сформировать, как это сделали те же китайцы, центры прикладных компетенций, где человек после девяти классов (или после вуза, это его дело) может получить специальность портье, слесаря или водителя ровно за столько месяцев обучения, сколько это требуется для овладения именно этими профессиональными навыками. Общим образованием должна заниматься школа, в том числе вечерняя.
Чем раньше мы покончим с системой ПТУ, тем лучше. Сегодня в бюджетах НПО достаточно средств, чтобы дать их тем, кто действительно хочет учиться, в виде образовательных ваучеров. Человек с этим ваучером, обеспеченным бюджетным финансированием, приходит в муниципальный центр компетенций или в учебный центр коммерческой фирмы и получает нужное ему образование. На тех технологиях, на которых работают сегодня представленные на рынке предприятия.
— Остается высшее образование. Вузы тоже придется закрывать?
— С массовым высшим образованием непросто. Сейчас оно представляет собой большой пятилетний техникум, где учат по чужим учебникам, если учат вообще. Хорошо, после реформы оно будет массовым четырехлетним техникумом. На мой взгляд, было бы лучше, если бы государство нашло где-то еще 0,7 — 0,8% ВВП, это около 20 млрд долларов в год, чтобы выйти на уровень эффективного контракта с преподавателем массового вуза, начать постепенно выращивать там исследовательские и проектные группы. Но таких денег сейчас нет. К 2015 году, если все пойдет хорошо, они могут появиться, но до тех пор мы не вправе рассчитывать, что массовое высшее образование будет обеспечивать экономику профессионалами высокого качества. Очевидно, нужно сосредоточиться на поддержке наиболее качественной трети или даже четверти вузов, тех, кто может предъявить хотя бы какие-то опытные разработки, какие-то научные заказы. И смириться с тем, что у нас нет денег на то, чтобы обновить всю массовую высшую школу.
При этом обязательно нужно закрыть коммерческие «живопырки», которые занимаются «реализацией» заочного обучения: это просто продажа диплома и издевательство над людьми, которые не имеют денег для нормального образования. Для заочников нужно создать на конкурсной основе систему из четырех-пяти национальных открытых университетов с софинансированием со стороны государства и очень жестко контролировать качество этого обучения. И, конечно, снизить долю заочников хотя бы до 35%. Если мы этого не сделаем, будем продолжать себя обманывать.
— Если очистить от «плохих» вузов крупные города, протестов не будет. А что делать в этих условиях жителям регионов, где «хороших» вузов нет и мобильность ограничена?
— Мы не предлагаем оставлять какой-либо регион без вуза. Я специально знакомился с малыми регионами, в частности ездил в Калмыкию. Там классическая ситуация: один местный вуз и восемь филиалов. КГУ — вполне достойный университет. Если в регионе средняя зарплата — 6 тыс. рублей, профессору платят 12 тысяч. Так что они нормально там себя чувствуют, и даже эффективный контракт выполняется. А вот в Екатеринбурге сейчас 32 вуза, с филиалами — все 60. Мне кажется, если останется восемь, то будет вполне нормально. Это и сохранит конкурентную ситуацию в образовании, и повысит его эффективность.
Армия и яма
— Что мешает проведению реформы, которую вы описали? Бюджетные ограничения?
— На мой взгляд, два фактора. Первый — недостаток давления на власть со стороны профессиональных исследователей, слабость лоббирования. Если мы сравним профессоров вузов с офицерами армии или ФСБ, то они гораздо менее консолидированы. Высшая школа разрознена и очень слаба. Второй фактор — в головах людей, принимающих решения по распределению ресурсов в стране, сложилось мнение: «Зачем нам финансировать плохую систему образования?». Происходит странное: нынешняя система им не нравится, а каким чудом она перескочит в качественно иное состояние — они не задумываются. Это некое психологическое наследие 90-х: если институт плохой, пусть помирает. Но мы не можем допустить этого. У школ и университетов есть общественные функции, и мы должны на ходу модифицировать эти институты.
— Есть мнение, что в условиях демографической ямы армия будет конкурировать с вузами за выпускников школ. Так ли это? Действительно ли к 2013 году некому будет учиться?
— Демографическая картина такова: к 2013 году число людей, поступающих в высшую школу, сократится на 40%. К 2020 году положение выправится, но яма будет около 20 — 25%. К каким последствиям это приведет? Во-первых, никто не пойдет в заочные «живопырки» — ими даже заниматься не придется, они и так умрут. Во-вторых, мы сможем безболезненно присоединить слабые вузы к сильным. Как это соотносится с армией, я, честно говоря, не понимаю, потому что нынешний армейский закон простой: после окончания вуза идут служить все. Есть другой вопрос, мы по этому поводу даже вели переговоры в Общественной палате с министерством обороны: никто не отказывается служить — просто студенты не готовы оказаться в месте, мало чем отличающемся от тюрьмы. Проводился такой опрос: готовы ли вы отдать жизнь за Родину и хотите ли служить в армии. Ответы «Да» — 80% и 20% соответственно. Люди не хотят, чтобы их унижали. Мы предлагаем: делайте очень просто, комплектуйте подразделения из людей с одним уровнем образования — и проблему снимете полностью. На что мне радостно ответили: «Ну ты же понимаешь, мы их сержантами там сделаем!». Я им говорю — ребята, тогда готовьтесь к завоевательной войне. Они: «С кем?». Ну как с кем, с Украиной, они же все туда уедут.
И я уверен, что наша точка зрения победит. Военным население просто не даст выбора. Второе наше предложение — восстановить в нашей российской армии старинный статус вольноопределяющегося. То есть человека с высшим образованием, который служит на рядовой должности, но имеет права и бытовые условия офицерского состава. При этом он сам за них платит. Масса моих знакомых говорит, что могли бы служить Родине, даже полтора года, на этих условиях.
— Но разве человек, который на год-полтора выключен из нормального мира, не забудет все, чему его учили?
— Во-первых, выпускникам российских вузов на 70% и забывать в общем нечего, поскольку на последних курсах они не в аудитории ходят, а в магазинах подрабатывают. Что им забывать? В любом случае предприниматели сами вылепят из них все что надо. А армия еще даст и дисциплину. Во-вторых, за год или даже два забыть все невозможно. Да, если тебя сапогом будут каждый день по голове стучать, забудешь что угодно. Но утрировать не стоит, нужно совместно обсуждать и предлагать решение, а не армию распускать.
— Какова судьба ваших предложений?
— За последние два-три года нам удалось сформировать довольно широкие коалиции в поддержку наших требований — и в Общественной палате, и среди многих ректоров вузов, и среди экспертов. Мы смогли многие вещи выразить содержательно, и носители власти с этой частью согласны. Не согласны они только с ресурсной частью, и здесь нам предстоит еще активно действовать, у нас есть поддержка ряда людей в правительстве и администрации президента. Посмотрим, чего удастся добиться.

Источник:
http://www.expert.ru/printissues/ural/2008/26/interview_obrazovatelnyi_vyzov/

Наш комментарий
Забавное интервью получилось с одним из идеологов реформы образования в России. Это почти что явка с повинной. Дело в том, что многое плохое, что произошло в последние годы с российским образованием и российской школой и о чем предупреждали оппоненты г. Кузьминова, произошло под руководством г. Кузьминова.
Не отчитавшись за первую реформу (модернизацию) образования, он спешно намечает новые рубежи, перехватывая многие аргументы своих оппонентов по реформе образования.
Итак, Ярослав Кузьминов бросил обществу пробный камень. Это такая традиция у господ реформаторов. Они любят делать программные заявления о реформировании образования в период летних отпусков учителей и преподавателей. Надеемся, что этот вызов будет принят. В ближайшее время и мы отреагируем. Хочется проанализировать программные заявления реформаторов, их оппонентов и описанные выше «успехи» и предложения.

 

25.07.2008 — Я.Кузьминов заставил нас пересмотреть историю последней реформы образования

Наш ответ внешнему управляющему образованием России

Упомянутое в предыдущем сообщении интервью Я.Кузьминова задела нас за живое. Готовя ответ внешнему управляющему образованием России, мы пересматриваем старые публикации его оппонентов. Я.Кузьминов, заявляя о необходимости новой реформы, делает вид, что все начинается с чистого листа, а мы считаем, что ему необходимо сначала отчитаться о прежней реформе. Так как такого отчета мы, конечно же, не дождемся, то придется самим подвести предварительные итоги. Ответная статья «Хроника реформы образования: путь в никуда под внешним управлением» подготовлена и размещена в разделе СТАТЬИ/О реформе образования в России. Ее адрес в Интернете:
?action=Page&ID=613

 

01.09.2008 — Олимпийцам ЕГЭ не грозит

ЕГЭ превращается в ГЭ. Статья М.Лемуткиной из МК и наш комментарий

Минобрнауки и вузовское сообщество договорились: с 2009 года каждый десятый первокурсник будет зачислен не по результатам ЕГЭ, а через победу в вузовских олимпиадах для школьников. Право организовывать их получают 106 крупнейших вузов страны.

С нового учебного года «олимпиада становится полновесным механизмом отбора школьников для получения высшего образования в стране», — сообщил председатель Российского совета школьных олимпиад, ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий. При этом «олимпийское» движение будет столь мощным, что с его помощью отныне в обход ЕГЭ ежегодно будет поступать каждый десятый абитуриент — по оценке Минобрнауки, порядка 10%, а по мнению Садовничего, все 10–15% общего набора. Таким образом, «по сути дела речь идет об альтернативе ЕГЭ», — подчеркнул ректор МГУ.

Эту альтернативу обеспечат сразу 106 вузовских олимпиад, отобранных экспертами олимпиадного совета из более чем 230 заявок, поданных крупнейшими вузами страны. Все их победители и призеры получают существенные льготы при поступлении — от зачисления без экзаменов до освобождения от сдачи профильных предметов в зависимости от показанных результатов и уровня олимпиады (до сих пор привилегии при поступлении давала только Всероссийская олимпиада школьников).

Список привилегированных предметных олимпиад возглавляют МГУ им. Ломоносова («Покори Воробьевы горы» и «Ломоносов»), МГИМО, МГТУ им. Баумана, Госуниверситет — Высшая школа экономики (ГУ—ВШЭ), Юридическая академия, другие ведущие вузы. Все они разбиты на три уровня в зависимости от количества участников. Высший 1-й объединяет 27 предметных олимпиад, включая «Шаг в будущее» МГТУ им. Баумана, «Ломоносов» и «Покори Воробьевы горы» МГУ по математике или «Инновационные технологии и материаловедение» МИСиС. Здесь должно быть как минимум три тысячи участников из не менее чем 30 регионов.

В вузовских олимпиадах 2-го уровня (их набралось 8, включая «Ломоносов» МГУ по физике или по литературе) должны участвовать не менее 1,5 тыс. школьников из 15 регионов.

К 3-й категории (81 предметная олимпиада) отнесены те, где участвуют не менее 300 школьников из трех регионов. Впрочем, дают понять в Минобрнауки, количественные показатели могут снизиться. По многим направлениям, признал глава ведомства Андрей Фурсенко, «у нас просто не наберется 30 регионов с высоким уровнем фундаментальных исследований».

Все олимпиады одного уровня равноценны, а значит, взаимозаменяемы. Таким образом, победитель олимпиады одного вуза имеет полное право поступить в любой другой той же «весовой категории» — скажем, победителю предметной олимпиады «Шаг в будущее» МГТУ по математике открыта дорога на мехмат МГУ, а победителю «Ломоносова по тому же предмету — в МГТУ.

А вот засчитывать ли «олимпийские» результаты более высокой категории в вузах с более низкой, пока не решено. По логике, лучшие результаты надо бы признавать, считают в «олимпийском» совете. Но тогда возникает опасность, что победители первых двух категорий полностью забьют третью, оставив ее собственных победителей без мест. Как быть с этим, непонятно — особенно по предметам гуманитарного цикла, где эта опасность более чем реальна.

Впрочем, легализация вузовских олимпиад чревата для гуманитариев более серьезной угрозой. Победителей-«олимпийцев» по этим предметам может оказаться так много, что они заполнят все бюджетные места в лучших вузах, фактически закрыв набор для всех остальных. Тревожные звонки уже есть: не далее как в 2008 году победители одной лишь Всероссийской олимпиады полностью забили специальность «обществознание» в МГИМО и несколько новых небольших факультетов МГУ социально-гуманитарного цикла. Легализация же новых, вузовских олимпиад снизит шанс на поступление прочих абитуриентов-гуманитариев еще сильнее. Таким образом, «для некоторых вузов и специальностей есть вопросы», признал Садовничий.

В 5-м, заключительном этапе Всероссийской олимпиады школьников 2007/2008 учебного года приняли участие 4548 учеников 7–11-х классов. Победителями и призерами, а значит, обладателями привилегий при поступлении в вузы стали 1382 школьника (в 2006/2007 учебном году — 1230, а в 2004/2005 — 816 победителей и призеров пятого этапа).
Вообще, гуманитариев, о перепроизводстве которых говорят уже много лет, похоже, ждут нелегкие времена. Ставка на предметные олимпиады их участи не облегчит, дал понять министр образования и науки Андрей Фурсенко: регулировать поток штурмующих, скажем, те же юриспруденцию с обществознанием, будут ужесточением требований к олимпиадам по этим дисциплинам и созданием вузовских консорциумов — например, единой олимпиады по юриспруденции юракадемии, юрфака МГУ, МГИМО и ГУ—ВШЭ. В итоге олимпиад по гуманитарным предметам будет меньше, а значит, борьба за победу в них станет особенно ожесточенной. Технарей же, заверил «МК» Фурсенко, все эти ужасы не коснутся: сплошь и рядом технические вузы «не знают, не как отобрать, а как найти студентов, заинтересованных в учебе и способных учиться. И эта тенденция, вызванная демографическим провалом, продлится еще не менее 5 лет», — считает он.

Примечателен еще один момент. В Минобрнауки не опасаются, что расширение набора олимпиадников вызовет всплеск коррупции. Олимпийские испытания, по словам Фурсенко, «носят не только творческий, но и многоуровневый характер. А в этом случае проще как следует подготовиться, чем добиваться хорошего результата другим путем». Главное же средство от коррупции министр видит в «максимальной прозрачности и открытости процедуры», а также в личностях членов «олимпийского» совета — «самодостаточных и уважаемых людях», которым коррупционные предложения и делать-то неловко. Образовательное сообщество с министром в целом согласно. Но основную миссию олимпиад для школьников трактует по-своему: «Это не только источник возрождения российской интеллигенции. Олимпиада — хорошее противоядие против ЕГЭ», — убежден один из самых уважаемых российских педагогов Леонид Мильграм.

Марина ЛЕМУТКИНА

Источник: «Московский комсомолец», 1 сентября 2008 г.

Наш комментарий. Другими словами, с 2009 года, когда ЕГЭ перестает быть экспериментом, а входит в «штатный режим», ЕГЭ превращается в ГЭ, теряя букву, соответствующую слову «единый». Какое уж тут единство требований, если от 10 до 15 процентов школьников могут так или иначе миновать ЕГЭ, отличившись в олимпиадах.

 

08.09.2008 — ЕГЭ заменят “годом математики”

Статья из МК и наш комментарий

Российские математики пытаются реабилитировать свой предмет
Наши школьники обязательно должны изучать математику, а значит, экзамен по этому предмету должен сохраниться. Правда, не в виде нынешнего ЕГЭ, заявили министру образования и науки Андрею Фурсенко участники заседания Совета Российского союза ректоров (РСР). Министр с ними фактически согласился

Единый госэкзамен-2008 порадовал мало. Разве что чиновников, которым наконец-то “показал реальную картину среднего образования в стране”. Впрочем, и их радость была недолгой — уж больно неприглядной оказалась вожделенная реальность: “четверть выпускников школы не знают математики и еще столько же русского языка — государственного языка страны”, — признал на августовском педсовете глава Минобрнауки Андрей Фурсенко.

Провальные результаты 2008 года вкупе с мрачной перспективой введения ЕГЭ в штатный режим навели людей на мысль, что математика школе не очень-то и нужна — если не в плане изучения, то хотя бы как поголовный экзамен.

Идея нашла понимание у попавших под удар чиновников, и те заговорили, что ЕГЭ по математике и впрямь можно бы отменить. Педагоги ужаснулись. Никаких других итоговых испытаний только что принятый закон о Едином госэкзамене не предполагает, а значит, с отменой ЕГЭ экзамен по математике исчезнет совсем. Чем это закончится, понятно: вслед за экзаменом исчезнет и сам предмет, как это случилось сначала с астрономией и геометрией, а затем с физикой и литературой. “А уход математики скажется на всей системе образования — так устроен мир. Математика — не просто предмет. Это основа для высокого уровня всего образования в целом”, — заявил президент союза ректоров, ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий.

“Математику надо удержать в школе любой ценой”, — доказывали предметники приглашенному ими на заседание Андрею Фурсенко. И, похоже, преуспели. Катастрофа с результатами выпускного экзамена, разъяснили они, не могла не грянуть: власти десятилетиями проводили две взаимоисключающие политики в области изучения математики в школе — сокращали объем предмета, одновременно наращивая его сложность. Так, за 1952—2008 годы число часов по математике в начальной школе сократилось с 7 до 4 в неделю, а в средней — с 6 до 5 часов. Между тем сложность программы за то же время возросла настолько, что, по словам директора Центра непрерывного математического образования Ивана Ященко, “вызвала полное падение интереса к математике”.

Дальше — больше. Неоправданно сложная программа вылилась в неоправданно сложный итоговый экзамен по математике. Точнее, даже не по математике, а по алгебре с началами матанализа — и это в то время, как 10% детей на выходе из школы, по словам учителей, не знают таблицы умножения и не могут решать задачи для 6-го класса. “Анализ, — убежден Ященко, — надо изучать в углубленке. А основная масса школьников должна решать понятные, нужные в практической жизни задачи”.

Однако окончательный удар бывшей “царице наук” нанесла выбранная чиновниками модель ЕГЭ. Именно “задания ЕГЭ (контрольно-измерительные материалы, КИМы), разработанные без участия ведущих ученых и педагогов-математиков, а не государственный стандарт и учебники, прошедшие экспертизу научно-образовательного сообщества”, определяют сейчас содержание математического образования в стране, заявили специалисты. Причем “преобладающая тестовая форма Единого госэкзамена не только деформирует предмет”, — отметил член комиссии РАН по учебникам, академик Виктор Васильев. Она еще “снижает мотивацию школьников к обучению математическому мышлению”, — говорили математики.

Свою роль сыграли и правила сдачи ЕГЭ. Причем особенно негативную — широко применявшийся принцип “+1 балл к аттестату”. Именно благодаря ему в 2008 году было получено 25% “двоек”: по оценке Ященко, в расчете на халявную “тройку” “вообще не приступали к решению экзаменационных заданий и сдали пустые листы до трети одиннадцатиклассников”. Вывод, по словам академика Васильева, однозначен: “математика в школе должна остаться, а ЕГЭ исчезнуть”. Необходимы, отмечается в принятом по этому поводу постановлении РСР, “принципиально новые подходы государственных и общественных институтов к математическому образованию”. Причем первыми, подчеркивается в документе, должны “измениться аттестационные материалы и технологии сдачи экзаменов по математике”. В их разработке должны принять участие академики и ректоры ведущих вузов страны.

Решая неотложные тактические задачи по спасению математики, РСР попытался не упустить из виду и стратегические.

С этой целью математическое сообщество попытается заручиться поддержкой президентского совета по науке и образованию в создании Федеральной целевой программы развития математики и математического образования на 2010—2018 годы и провозглашении 2010 года в России “Годом математики”.

Глава Минобрнауки инициативу ректоров одобрил, и, что самое важное, не только в части празднований “Года математики”. “КИМы должны существенно модифицироваться. Я с благодарностью приму участие присутствующих в выработке новых”, — пообещал он. Примечательно и еще одно. Министр не только воспринял аргументы математиков в пользу сохранения итогового школьного экзамена по их предмету, но, похоже, готов к существенной корректировке его формы. “Есть большое желание изменить существующую методику ЕГЭ и дать новые предложения. И мы эту инициативу реализуем вместе, — заявил он “МК”. — Каким должен быть школьный экзамен по математике, нужно решать вместе. Думаю, что это может и должен быть письменный экзамен, единый для всей страны (хотя и не обязательно нынешний ЕГЭ), который позволит как минимум определить нижний уровень знаний на выходе из школы.

Для талантливой же части, возможно, нужны другие подходы — олимпиады и, наверное, дополнительные испытания”, — подчеркнул Фурсенко.


ЕГЭ заменят “годом математики”

Наш комментарий

Эксперимент закончен … забудьте!

Кто хотел заработать — заработал, кто хотел что-то развалить — развалил. Грустно, что вся эта работа велась 8 лет под руководством двух министров образования, первый из них был математиком. Все это время математическое сообщество возражало, приводило аргументы. Но министрам и чиновникам от образования было удобнее считать возражающих коррупционерами, заинтересованными в сохранении «старой» системы приема в вузы. Да мало ли кем еще считали возражавших. Министры и чиновники в России не умеют думать на несколько ходов вперед. Прискорбно. Они умеют получать результат только методом проб и ошибок. Сначала надо было получить разгромные результаты в каждый год эксперимента. Этого мало. Надо было дождаться окончания эксперимента, чтобы не отчитываясь о растрате огромных средств, фактически признать, что эксперимент дал отрицательный результат. Да, в науке отрицательный результат — тоже результат. Но этот результат можно было получить, не экспериментируя над детьми, не разрушая систему образования, а в результате научной дискуссии. Если бы господа экспериментаторы захотели бы слушать своих оппонентов. Только зачем им кого-то слушать, если эксперимент на много лет обеспечил их работой, зарплатой и пр.

Об этом я писал еще в 1999 г. : «В России прав не тот, кто прав, а тот, кого назначили быть правым». Если теперь за бездарный «эксперимент» над образованием России никто не ответит, то мы обречены еще не раз наступать на те же грабли. Наступать на грабли — это у нас такой национальный вид спорта. Не анализировать же ошибки, не искать же виноватых в самом деле! Неловко как-то! Надо просто дать виноватым еще одну возможность поэксперментировать.

Вот и министр образования не прочь выслушать предложения по итоговому экзамену (кто мешал ему это выслушать ранее), вот и внешний управляющий развалом образования России Я.Кузьминов силится возглавить новый этап реформирования образования России (ссылки на его статью и на наш обзор истории реформы образования России ищите в новостях на нашем сайте).

Ни президент В.В. Путин, ни президент Д.А. Медведев, ни Счетная палата, ни Прокуратура не требуют ответа от названных господ за развал образования в России. Разве это преступление? Это еще доказывать надо. На это еще как посмотреть! Можно даже сказать, что деятельность названных господ по лишению России мозгов — благое дело, помогающее России пережить правление клептократии (кажется, этот удачный термин принадлежит г. Делягину) и не потерять разум окончательно.

Вот если дядя Вася украдет мешок картошки у соседки — вот это преступление. Сидеть ему сердечному в тюрьме. И поделом: не воруй так мало.

 

17.09.2008 — ЕГЭ вредит здоровью

Ульяна Урбан и МК о злободневной проблеме

Эксперименты закончились — с начала следующего года Единый государственный экзамен входит в штатный режим. О плюсах и минусах введения ЕГЭ много говорилось на страницах “МК”, и с каждым разом все больше казалось, что у чиновников — своя правда, а у школьников, родителей — своя. Узаконивая ЕГЭ, забыли спросить согласия непосредственных участников экзаменационного процесса, объяснил корреспонденту “МК” заслуженный учитель России, преподаватель истории в школе №888 Григорий Плоткин, и согласился высказать свою точку зрения. По его мнению, обсуждая Единый госэкзамен, нужно подумать о нескольких вопросах.

1. Духовный

Введение ЕГЭ неизбежно приведет к изменению методики преподавания школьных предметов, что чревато катастрофическими последствиями, которые пока недостаточно хорошо осознаются обществом.

Знакомая преподавательница педагогического университета рассказала недавно, что молодым талантливым учителям директора, доверяя выпускные классы, четко ставят задачу: “натаскать” учащихся, подготовив их к успешной сдаче ЕГЭ. Особенно губительно это отразится на гуманитарных предметах. При новой методике на уроках реже будут звучать развернутые ответы, уменьшится роль и значимость дискуссий, отстаивания собственной точки зрения. А ведь наши дети и так не очень хорошо и грамотно говорят. Вспомним, как радуются родители первому слову, произнесенному ребенком, первой осознанной мысли. Что же мы делаем теперь? Уж не хотим ли положить начало процессу, обратному открытому Чарльзом Дарвином?

Известно, что образ жизни и деятельности современных детей и подростков рождает клиповое мышление, которое лишь усугубляет подготовка к ЕГЭ. В результате будет сформирована личность с примитивным сознанием. Активно использующая компьютерные технологии, но не способная к самостоятельной творческой деятельности.

Продвигающаяся в безбрежном море информации лишь за всевозможными лоцманами, функции которых среди прочих берут на себя и составители контрольных измерительных материалов к Единому государственному экзамену.

Приведу пример одного из открытых заданий по истории из Федерального банка экзаменационных материалов, опубликованного, кстати, не в одном официально одобренном издании “ЕГЭ-2008”:

“Ниже приведены 2 точки зрения на характер крестьянской реформы 1861 года.

Крестьянская реформа 1861 г. была проведена в интересах дворян.

Крестьянская реформа 1861 г. была проведена в интересах крестьян.

Какая из названных точек зрения представляется вам более предпочтительной? Приведите не менее 3 аргументов”.

Учтем, что эксперты, проверяющие выполнение заданий и обладающие крайне незначительным резервом времени, руководствуются подготовленной для них разработчиками контрольных измерительных материалов так называемой “рыбой”. Уместно, однако, спросить: почему экзаменующимся нельзя предоставить возможность высказать собственную точку зрения? А ведь даже тем, кто изучал историю давным-давно, ясно: реформа на самом деле явилась результатом исторического компромисса и в известной степени отвечала интересам как помещиков, так и крестьян, что позволило удержать Россию во 2-й половине XIX века от страшных разрушительных потрясений, но не спасло от трагической гибели царя-освободителя.

2. Политический

Стоит осознать, что введение ЕГЭ позволяет создать такой эффективный механизм учета и контроля, а следовательно, поощрения и наказания, которого не было даже в обществе, называемого ныне тоталитарным.

Помнится, в годы горбачевских реформ неоднократно заявлялось: учитель — главное действующее лицо перестройки, пусть это и звучало не совсем искренне. Ныне официальные лица характеризуют ЕГЭ как невиданное ранее “окно возможностей” для многих абитуриентов. Складывается, однако, впечатление, что учителя рассматриваются при этом то ли в качестве подоконника, то ли рядового малозначащего винтика в запущенном сверху механизме. Вот уже и Яков Турбовской, заслуженный учитель школы РФ, председатель Всероссийского совета директоров общеобразовательных школ, заявляет: “Я не могу додуматься, почему я, представляя Совет директоров школ России, не могу высказать мнение школ и быть услышанным”.

В самом деле, не выяснено отношение учительства в целом к введению ЕГЭ. Не собран, несмотря на неоднократно высказанные в печати предложения, Всероссийский учительский съезд, который, как мне представляется, единственный обладал бы легитимностью в решении этого вопроса. Не выясненным осталось и мнение как самих учащихся, подавляющую часть которых втянули в эксперимент в добровольно-принудительном порядке, так и их родителей. Что же касается подведения итогов эксперимента, с самого начала его организаторы скорее всего исходили из того, что любые результаты (пусть даже 23% учащихся получат “двойки” по математике и 25% — по литературе) можно будет объявить позитивными, найдя для этого соответствующие аргументы. Многочисленные совещания, в ходе которых обсуждались промежуточные итоги эксперимента, проводились под руководством и с участием лиц, заинтересованных в его успешном окончании как в силу своего должностного положения, так и исходя из факторов материальных.

3.Экономический

Думается, обществу, переживающему непростые времена, было бы небезынтересно узнать официальные данные о величине средств, затраченных в масштабе страны на проведение эксперимента, в том числе на ознакомление с “передовым” западным опытом, оплату разработок контрольных измерительных материалов, обеспечение процедуры проведения ЕГЭ, проверку экзаменационных работ. К сожалению, цифры никто не обнародовал. Одновременно не лишним было бы выяснить самые неотложные нужды российских школ.

Кстати об учителях, которые во многих регионах продолжают получать за свой напряженный, благородный, самоотверженный труд по 6—8 тысяч рублей в месяц… Несколько лет назад министр образования А.Фурсенко назвал зарплату российского учителя национальным позором. Что изменилось с тех пор (не имею в виду уровень оплаты труда учителей Москвы и немногих других регионов)?

30 тысяч учителей в течение трех лет получили президентские гранты в 100 тысяч рублей, но ведь это очень небольшая часть учительского сообщества… Относительно же утверждения, что надо поощрять лучших, замечу: я знаю многих прекрасных учителей, получивших премии, но знаю еще больше не менее замечательных, которые данную премию не получили…

Может быть, учителя, тяжелейший труд которых дополнился каторжной обязанностью подготовить учеников к ЕГЭ, получили такую же прибавку, как участковые терапевты? Опять-таки нет… Классным руководителям, правда, начали выплачивать доплату… в 1000 рублей. При этом некто неизвестный, не стесняясь, предусмотрел, вне зависимости от качества труда, уменьшать эту сумму на 40 рублей в месяц при уменьшении состава класса на одного человека (в данной сумме, оказывается, выражается материальное признание сеяния “разумного, доброго, вечного”).

4. Социальный

Утверждения о том, что ЕГЭ расширяет доступность высшего образования, выглядит весьма сомнительно в свете продолжающегося уменьшения доли бюджетных мест в вузах и разделения обучения на бакалавриат и магистратуру. Еще немного, и по радио вполне может зазвучать реклама: “хорошие вузы для хороших людей”.

Таким образом, ЕГЭ, с одной стороны, грозит лишить аттестатов значительную часть выпускников средних школ (возможные альтернативные предложения пока лишь только обсуждаются), а с другой — усилит конкуренцию не всех абитуриентов, а лишь тех, кто не обладает очень хорошими деньгами…

Что же касается самого проведения ЕГЭ, разработчики контрольных измерительных материалов не смогли обеспечить соразмерность вариантов экзаменационных заданий, а должностные лица — необходимые объективность и прозрачность процедуры. Известно, что традиционная форма проведения вступительных экзаменов изобилует огромным количеством прямых, зачастую откровенных нарушений, носящих, как правило, коррупционный характер.

Однако теперь нижний порог коррупции все более и более захватывает школу. Откройте июньские газеты — в них масса свидетельств о том, насколько нечестным способом добывались высокие баллы. Знакомая преподавательница средней школы рассказала мне, что один из ее выпускников, с трудом перебивавшийся с “двойки” на “тройку”, в середине учебного года уехал в родной регион, а в июле вернулся в Москву, имея сертификат с 92 баллами по математике — на зависть своим одноклассникам, гораздо более способным и трудолюбивым. И если раньше несправедливость, с которой сталкивались абитуриенты, являлась следствием противоправных действий отдельных, пусть и многочисленных преподавателей, то сейчас она подкрепляется авторитетом государства.

5. Психологический

Единый государственный экзамен превратился в своего рода Ежегодную грандиозную экзекуцию как для педагогов, так и для учащихся. Над учителями, и так задерганными внутренним и внешним контролем, всевозможными комиссиями, проверками и, наконец, самое неприятное — аттестацией школы, которую повторяют почему-то каждые 5 лет, теперь навис еще и грозный дамоклов меч ЕГЭ. При этом достойный уровень подготовки выпускников еще не гарантирует высокие баллы: учитель и его питомцы являются заложниками огромного количества факторов, в том числе и несовершенства контрольных измерительных материалов, претензии по содержанию которых не принимаются и, следовательно, не рассматриваются в процессе апелляции.

Что же касается учащихся, та стрессовая обстановка, которая создается в образовательном учреждении, крайне неблагоприятно влияет на сам психологический климат, систему взаимоотношений в школьном коллективе. В этой связи хотел бы задать вопрос, адресовав его руководителям Министерства образования и науки и Министерства здравоохранения и социального развития: проведены ли накануне перевода ЕГЭ в штатный режим какие-либо серьезные исследования, рассматривающие влияние введения Единого госэкзамена на состояние здоровья учащихся и учителей?

Не секрет, что Японию и Южную Корею в период экзаменов охватывает волна самоубийств юношей и девушек, не оправдавших как собственные ожидания, так и надежды родителей. Перевод ЕГЭ в статус обязательного в 2009 году, если не будут произведены необходимые законодательные изменения, о характере которых общество информируют пока весьма туманно, может привести к тому, что школу не окончат сотни тысяч ребят. Это грозит страшными последствиями. Учтем как масштабы страны, так и колоссальную разницу в уровне подготовки выпускников, социальном статусе родителей, материальных возможностях и, наконец, просто огромное количество молодых людей, неблагополучных в психическом отношении.

6. Риторический

В чем польза? Допускаю, что вдохновители и сторонники ЕГЭ видят в нем действенный рычаг модернизации страны, однако, думается, его внедрение не приведет ни к продвижению по пути модернизации, ни к росту конкурентоспособности как личности, так и общества в целом.

Директор Московского центра непрерывного образования Иван Ященко, выступая на “круглом столе” в Государственной думе “ЕГЭ: заявленные цели и ожидаемые последствия”, озвучил слова вице-президента компании “Боинг”, обращенные к нашим соотечественникам: “Мы сейчас проанализировали… инженеров: те, кого учили по тестовой системе, ничего не могут создать… не перенимайте, ради Бога, эту систему”.

В самом деле, один из фундаментальных пороков контрольных измерительных материалов состоит в том, что экзаменуемые должны помнить огромный объем информации, зачастую второстепенной и малозначащей. А как говорил выдающийся физик XX века Лев Ландау: “чем больше мусора в голове, тем меньше места для великих мыслей”.

В настоящий момент нам пытаются навязать мнение, что плачевные результаты, достигнутые в ходе ЕГЭ выпускниками 2008 года, отражают низкий уровень преподавания в школе. Председатель Комитета по труду и социальной политике Государственной думы РФ Андрей Исаев заявил: “ЕГЭ выявил некое заболевание — как градусник показывает температуру. У нас два выхода: стукнуть этот градусник о стенку либо признать, что, может, этот градусник не очень совершенен, но он выявляет болезнь. И лечить надо не градусник, а болезнь”.

Я бы обратил внимание Андрея Исаева на то, что несовершенный градусник вряд ли правильно измерит температуру и позволит поставить точный диагноз. Тем более не стоит использовать нечто сомнительное в таком деликатном вопросе, как человеческие судьбы.

Поддерживая предложения о добровольности ЕГЭ и создании независимой комиссии по подведению итогов эксперимента, я внес бы также следующее, на мой взгляд, важное предложение об… обязательности ЕГЭ — условно называемого ЕГЭ-2 — для студентов высших учебных заведений, завершающих бакалавриат. Это способствовало бы уменьшению коррупции в процессе обучения в вузах и обеспечило бы возможность поступления в магистратуру прежде всего тех, кто заслужил это своим трудом и подтвердил высоким уровнем знаний.

Наверное, все мы не забыли еще о происшедшем в вологодской деревне Березник, где после единого муниципального экзамена по математике — еще одного изобретения отечественных реформаторов — покончила с собой 15-летняя школьница Полина Белова, не вынесшая груза ответственности, который свалился на ее плечи. Полина, лауреат Всероссийской конференции “Интеллект будущего”, получавшая стипендию губернатора, считала, что не имеет права на ошибку и не должна подвести учителей, не сомневавшихся в ее “пятерке”.

Эта трагедия представляется мне знаковой еще и потому, что имя Полины Беловой было внесено в книгу “Одаренные дети — будущее России”. Отчаянный и непоправимый поступок Полины оборвал жизнь молодой талантливой девушки.

Но, как мне представляется, ужасающая трагедия Полины Беловой, ее родных и близких, настоятельно призывает к действию людей, не лишенных совести, не желающих оставаться равнодушными и считающих себя ответственными за настоящее и будущее наших детей, вне которого невозможно и будущее страны.

ссылка на статью
ЕГЭ вредит здоровью

 

17.09.2008 — Педагогический зуд реформаторства

Первый заместитель Главы Администрации Президента Республики Беларусь об их реформе образования

В преддверии перехода ЕГЭ в штатный режим оживилась дискуссия на страницах газет по поводу «реформы» образования в России и ее плодов. Приводим статью первого заместителя Главы Администрации Президента Республики Беларусь. Все, что в ней написано, относится и к нашей реформе.

Имеется информация о том, что для Президента Медведева в МГУ и в других организациях готовят информацию о ходе реформирования школьного образования. Очень надеемся, что пересмотр отношения к тому, что сделано будет серьезным. Это необходимо хотя бы потому, что в противном случае те же люди будут вести российское образование в то же болото.

А пока почитайте мнение о реформе образования в Белоруссии высокого должностного лица.

?action=Page&ID=628

 

21.09.2008 — Царица в опале?

Наталия БУЛГАКОВА в газете ПОИСК о математике в школе

В августе, открывая Ульяновский региональный образовательный форум, министр Андрей Фурсенко сообщил, что осенью Министерство образования и науки начнет обсуждение нового формата проведения ЕГЭ по математике. Один из вариантов — оставить обязательный экзамен по этой дисциплине лишь при окончании 9 класса, а затем преподавать математику только в профильных классах или сделать “экзаменом по выбору”. Предложение (которое, к слову, высказывается уже не впервые) вызвало резкую реакцию со стороны академического сообщества. В начале сентября вопрос “О состоянии и перспективах математического образования в высшей и средней школе” был вынесен на заседание Совета Российского союза ректоров (РСР), в котором кроме ректоров участвовали ведущие ученые Российской академии наук.
Равнение на математику!
Результаты единого государственного экзамена по математике тревожат и заставляют задуматься: в 2008 году этот экзамен был обязательным в 78 регионах страны, оценку “неудовлетворительно” получили 23,5% выпускников школ. Цифры лишь подтвердили то, о чем все чаще говорят преподаватели вузов: уровень математической подготовки абитуриентов упал. “Математика — царица наук” явно не в чести у нынешних школьников. Однозначно что-то надо делать — либо с подготовкой по этому предмету, либо со способом проверки знаний. А скорее всего, необходим целый комплекс мер. Об этом и шел разговор на открывающем новый учебный год заседании Совета РСР.
Об отношении к математике и математическому образованию, сформированном в вузовской и академической среде, говорил академик РАН (и экс-ректор Кубанского государственного университета) Владимир Бабешко. “Это точка зрения не только математиков, но и других специалистов, чья образовательная и научная деятельность связана с этой наукой”, — уточнил академик, начиная доклад. Линия защиты “царицы наук” строилась по понятной логике. Президентом поставлена задача перевода страны на инновационный путь развития. Решение ее предполагает резкое увеличение внутреннего валового продукта за счет вытеснения товаров сырьевого характера наукоемкими товарами и услугами. А это наряду с созданием производственной базы требует подготовки специалистов, способных не только использовать, но и создавать новые средства производства и товары. Мировая практика показывает, что тут особую роль играет должный уровень математических знаний. А необходимая математическая подготовка школьников и студентов возможна только при условии, что в стране будет достаточно много математиков высокого уровня.
Академик привел многочисленные примеры из истории страны, когда именно математики решали, казалось бы, неразрешимые проблемы в самых различных сферах — в освоении космоса, создании новейшего оружия, функционировании атомных электростанций и многих других. Он напомнил, как во времена СССР наша страна была признанным центром математической мысли мира. Здесь проходило большинство математических конгрессов, многие наши математики получили международные награды.
Ситуация начала меняться с распадом страны. Резко отошли известные в то время математические школы Украины, Армении, Грузии, Азербайджана, что не могло не повлиять на уровень исследований в России. Усугубила проблему и эмиграция большого количества математиков высокого уровня.
Впрочем, снижение уровня математического образования отмечается не впервые и не только в нашей стране. В конце 50-х годов прошлого века, когда Россия опередила США в освоении космоса, НАСА, анализируя причины, назвало среди них и снижение математической фундаментальности сопровождения исследовательских технологических работ. Тогда в США были созданы благоприятные условия для привлечения математиков из Европы, в вузах приветствовалось расширение математических специальностей.
В 1970-х годах, когда в связи с хельсинкскими договоренностями ослабли запреты на эмиграцию, СССР покинули многие крупные ученые. Некоторые отрасли почувствовали математический голод. “Надо отдать должное Политбюро: оно отреагировало оперативно, — напомнил недавнюю историю академик. — Были приняты директивные решения, которые привели к снижению аудиторной нагрузки для ученых-математиков в вузах, к увеличению стипендий студентов-математиков, расширению математических специальностей”.
Сложности переходного периода России конца прошлого столетия, обвал практически всех отраслей экономики не позволяли детально анализировать состояние математического образования и ставить актуальную задачу его подъема. Сейчас о необходимости такой постановки вопроса свидетельствует целый комплекс факторов: падение интереса к чисто математическим дисциплинам в вузах, старение математиков-теоретиков, внесших и способных вносить ощутимый вклад в развитие мировой математической науки, выявленный благодаря ЕГЭ низкий уровень знаний у выпускников средней школы. “Заметным становится некоторое отставание России в тех областях, где математика является определяющей, но связь с производством слабая, и разработки математиков оказываются невостребованными. Так, в число стран, производящих суперкомпьютеры (США, Япония, Индия), Россия не вошла. Падает производительность труда, прежде всего в технологической сфере”, — отметил В.Бабешко.
Он выразил “собирательное мнение” академического и образовательного сообщества: для подъема престижа математики для всех категорий молодежи в стране необходимо на государственном уровне усилить пропаганду математики как науки, математических дисциплин и знаний. Добиваться, чтобы углубленное изучение математики оставалось привлекательным: ведь для овладения престижными научными и техническими специальностями необходимо хорошее знание этого предмета. Просить ведущих ученых-математиков принять участие в подготовке книг и брошюр для школьников, для молодежи с учетом современной науки и техники, в которых рассказывалось бы о роли математики в различных областях, о тенденциях ее развития и популярно — о нерешенных проблемах. Поскольку в вузы приходят ребята со слабыми математическими знаниями, нужно корректировать лекционные курсы и в связи с этой дополнительной работой уменьшить нагрузку преподавателям вузов, как это делалось во времена СССР. Рассмотреть возможность повышения стипендии студентам. Эти и другие необходимые меры могли бы войти в Федеральную целевую программу “Математика” — подобную ФЦП “Русский язык” — на 2010-2018 годы. И есть предложение провозгласить 2010 год Годом математики.
Идею создания ФЦП по развитию математического образования и исследований в этой области поддержал вице-президент РАН В.Козлов: “Если что-то такое удастся реализовать, это было бы замечательным шагом в нужном и правильном направлении”.
Зарядка для мозгов
С цифрами спорить трудно. Они говорят сами за себя. За период с 1952 по 2008 год количество часов на преподавание математики в начальной школе сократилось с 7 до 4 в неделю, а в средней — с 6 до 5 часов. Одним из существенных факторов, влияющих на снижение мотивации к изучению математики, многие выступающие называли действующее в последнее время пресловутое правило “плюс один”: при получении на ЕГЭ “двойки” в аттестат шла “тройка”. Зная об этом, школьники, которым математика в дальнейшем была вроде как и ни к чему, особо себя не утруждали. “До трети работ двоечников по Москве, мы анализировали, — это работы детей, к решению практически не приступавших, — констатировал исполнительный директор Центра непрерывного математического образования Иван Ященко. — Директора нам давали статистику по центрам — через 10 минут после начала экзамена дети уходили. Их старались хоть как-то для приличия удержать. Поэтому процент “двоек” на ЕГЭ по математике во многом не показатель”. В Москве этот процент чуть меньше, чем по стране в целом, — 21,1. Но главный повод для тревоги даже не в этом: рубежное тестирование столичных шестиклассников показывает, что ребята плохо считают (видимо, так аукнулось сокращение времени изучения арифметики в начальной школе). Около 10% не знают таблицы умножения — “и вот это действительно катастрофа”. По мнению И.Ященко, государственный контроль знаний математики на выходе из начальной школы надо ввести по всей стране. А еще необходимо пересмотреть школьную программу: “Падение интереса к математике связано и с тем, что мы перегрузили школу малопонятной математикой и недогрузили тем, что понятно и интересно и школьникам, и родителям. Нужно подумать, как при сохранении общей математической нагрузки переработать программу — чтобы, когда ребенок приходит с “двойкой”, папа от него не отмахивался, — предложил И.Ященко. — При этом она должна быть достаточной, чтобы обеспечить зарядку для мозгов на каждый день”. Он же предложил академикам вплотную заняться содержанием контрольно-измерительных материалов (КИМ), по которым проводится ЕГЭ, отметив, что, как только РАН начала проводить экспертизу учебников, плохие учебники из школы ушли. И подчеркнул: “В массовой школе КИМы определяют содержание образования гораздо больше, чем программа”.
Андрей Фурсенко выступил “обеими руками за” участие РАН в разработке КИМов. Но не преминул заметить, что и нынешние КИМы, вызывающие столько нареканий, “готовили не чиновники, а математики, некоторые даже академики — точно знаю!”.
Быть или не быть… экзамену?
Академик РАН Виктор Васильев (кстати, член комиссии по экспертизе учебников под руководством вице-президента РАН В.Козлова) очень решительно выступил против отмены обязательного экзамена по математике для одиннадцатиклассников. И напомнил, что полтора года назад эта идея, “как пробный шар”, уже вбрасывалась в общество. Академики сразу забили тревогу, и на имя тогдашнего вице-премьера, занимавшегося вопросами образования, пошло письмо, под которым стояли подписи многих известных ученых, не только математиков. Академик процитировал текст, прозвучавший весьма актуально: “Обращаемся к вам с глубокой тревогой, вызванной намерением отменить обязательный выпускной экзамен по математике в школе. Прежде всего, поистине поразительно, что высокопоставленный руководитель открыто предлагает бороться с некрасивой цифрой — большим процентом “двоек”, полученных в ходе экспериментального экзамена, — путем упразднения испытания, более-менее объективно показывающего положение дел, вместо того чтобы попытаться эти дела поправить. Это откровенный пример очковтирательства на самом высоком уровне”. По мнению ученых, отказ от обязательного (ключевое слово!) выпускного экзамена неминуемо приведет к тому, что математика станет практически факультативом, а это в недалеком будущем самым катастрофическим образом скажется на дееспособности народа России.
А. Фурсенко парировал: “У нас, видимо, традиция в стране существует специфическая: как только следует предложение к обсуждению, немедленно идет письмо на самый верх с жалобой против того, кто предлагает обсуждать. Парткома сейчас нет, так стали писать президенту, премьеру, первому вице-премьеру. Поверьте мне: кучу вопросов мы можем решить, обсуждая. За все годы, что мы с вами работаем, не было ни одного решения, затрагивающего интересы сообщества, которое было бы принято тишком. У нас были очень сильные споры. Мы расходились по многим вопросам. Но никогда кулуарно решение не принималось. И не будет приниматься”.
Министр отметил, что ему очень понравились и выступления, и проект решения. Что он “с благодарностью примет участие представителей сообщества в подготовке материалов ЕГЭ”. Заговорив о волнующем всех присутствующих вопросе — обязательности экзамена по математике, А. Фурсенко неожиданно процитировал известное высказывание поэта Светлова: “Я могу жить без необходимого, но не могу жить без лишнего”.
— Мы уже долгое время требуем себе лишнего, не имея необходимого, — заметил министр. — И это правильно. Но есть люди, которые думают по-другому. И они тоже имеют право на это. Они свободные люди. То, что мы обсуждаем, и то, что мы делаем, — еще один шаг на пути к общей свободе.
…Как предполагается, судьба ЕГЭ по математике будет решаться в октябре-ноябре на традиционной встрече региональных министров образования в Москве.

Наталия БУЛГАКОВА

Источник: Газета «ПОИСК» http://www.poisknews.ru/2008/09/19/carica_v_opale.html

05.10.2008 — С днём учителя!

Если мне не изменяет память, то первый День учителя в СССР отмечали в далеком 1972 г. Тогда я ещё только начинал свою учительскую карьеру. Этот праздник всегда отмечался в первое воскресенье октября. Несколько лет назад стали отмечать еще Международный день учителя (5 октября). Таким образом, сегодня российские учителя отмечают сразу два праздника.

Не будем говорить очевидных истин о сложности и важности труда учителя. Разумный человек это и так понимает. Ограничимся поздравлением.

Дорогие учителя!

Поздравляем вас с вашим профессиональным праздником, с тем, что вопреки обстоятельствам вы остаетесь учителями. Вы помните своих учеников, беспокоитесь за них, радуетесь их успехам, огорчаетесь их неудачам. Они — даже когда станут взрослыми — остаются в вашей памяти вашими учениками. Вы представители одной из сложнейших профессий — вы творите будущее своих учеников, вы создаете будущее нашей страны.

Желаем вам успехов во всех ваших делах, здоровья и неизбывного желания творить добро, сеять разумное, доброе, вечное… Желаем вам добрых, умных и чутких учеников, которые стараются вас не огорчать.

В честь дня учителя на сайте размещена очередная публикация из истории отечественной педагогики. Это книжка замечательного директора Нелидовской школы-интерната Михаила Николаевича Максимовского (1920-2006) — педагога, оставившего яркий след в судьбах своих воспитанников. Я рад, что мне посчастдливилось быть его воспитанником в этой школе. Многое из того, о чем пишет мой любимый директор, я хорошо помню. Эта публикация дорога мне как память о моем детстве, а посетителям сайта она может быть интересна как страничка истории отечественной педагогики, как описание неповторимого времени, когда государство вкладывало в образование 10% ВВП. Это было через 10-15 лет после разрушительной войны. Тогда государственные мужи понимали важность образования. Теперь другие времена. Теперь любят поговорить о важности образования, но мало что делают, чтобы поднять его из той разрухи, в которую его опустила эпоха построения дикого капитализма в России.

М.Н. Максимовский. Ученье и труд рядом идут.

Благодарим Ольгу Ивановну Худолееву и ее учеников за предоставление книги для публикации на сайте.

 

16.10.2008 — ЕГЭ-2009 будут сдавать по новым правилам

О том, что ждет выпускников этого учебного года, вчера рассказали на коллегии Минобрнауки (Д.ТОКАРЕВА, КП)

Любителям посидеть «на камчатке» и поплевать в потолок, пока учительница вдохновенно рассказывает о лирике Бунина, придется срочно браться за ум. Иначе не только в вуз не допустят, но даже ПТУ закроет двери перед самым носом. Борьбу с путешественниками по стране невыученных уроков начинает Единый госэкзамен, который, напомню, с 2009 года станет обязательным.

Что придется сдавать?

Выпускникам этого учебного года предстоит сдавать только два обязательных предмета — русский язык и математику. Раньше приходилось еще писать тесты по трем предметам по выбору. Теперь ребята освобождены от этой «повинности». Не собираешься дальше учиться — спихнул математику с русским — и свободен. Остальные экзамены будут сдавать только те, кто хочет поступать в вузы или колледжи. Выбор дополнительных испытаний зависит от того, какие предметы требуются, чтобы стать студентом того или иного учебного заведения. Например, поступаешь на химфак — сдавай ЕГЭ по химии. На истфак — историю России. Сколько предметов сдавать в форме ЕГЭ дополнительно, решает сам школьник. Хоть все девять.

Что такое допуск к ЕГЭ?

Теперь, чтобы расквитаться с «единым», недостаточно просто отучиться 11 лет в школе. Выпускникам придется перед Госэкзаменом написать на положительную оценку итоговую контрольную по математике и сочинение. «Это покажет, готов ли выпускник к итоговой аттестации, а также не даст вытеснить литературу из школы», — пояснила руководитель Рособрнадзора Любовь ГЛЕБОВА. (Напомним, раньше выпускники писали сочинение и получали в аттестат две оценки — по литературе и русскому языку. Год назад остался только ЕГЭ по русскому языку, и чиновников критиковали за то, что из экзаменационного списка выпал важный предмет — литература. Теперь она возвращается, хотя и в форме контрольной работы. — Авт.)

Как будут оценивать?

Перевод баллов в оценки решили отменить совсем. Беспредел с пересчетом, когда так и не было понятно, почему по одному предмету для тройки нужно 50 баллов, а по другому — 40, закончится. Свидетельство о сдаче ЕГЭ и аттестат будут абсолютно независимы друг от друга. Итоговые оценки пойдут в аттестат, и результаты ЕГЭ на них не повлияют. Правда, только в том случае, если «единый» сдан не на двойку.

Что будет с двоечниками?

Если ученик умудрится написать обязательный ЕГЭ по русскому языку или по математике на пару, ему будет дан шанс пересдать экзамен в один из дополнительных дней. Если неудача постигнет мученика науки и на этот раз, то вместо аттестата горе-ученик получит справку о том, что учился 11 лет, но так и не выучился, и отправится на все четыре стороны. Ни в вуз, ни в учреждения среднего профобразования неучей не пустят, только в училища. Через год после окончания школы молодой человек сможет снова попытать силы в сдаче ЕГЭ, и если повезет, то и в вуз поступить.

Если же выпускник оказался совсем нерадивым и сдал оба обязательных экзамена на «лебедя», право пересдачи сразу после неудачи у него вообще отнимут.

Ну а если выпускник сдал обязательные ЕГЭ, но завалил один по выбору, аттестат ему выдадут и даже пару в этот документ не поставят — останется итоговая оценка. Зато поступить в вуз по специальности, где предмет по выбору, который он завалил, был профильным, он не сможет.

Как изменятся тесты?

Контрольно-измерительные материалы (КИМы), в народе их называют проще — тесты, меняются ежегодно — точнее, совершенствуются. Был долгий спор, оставлять ЕГЭ по математике или нет — все-таки 25 процентов выпускников-2008 написали его на два! В итоге специалисты решили серьезно модернизировать КИМы по этому предмету. Теперь школьнику недостаточно будет просто зазубрить формулы. Новые тесты станут проверять понимание предмета и умение применять его на практике. Все формулы, которые необходимо знать, безусловно, придется вызубрить. Но задачки, предложенные в ЕГЭ, будут иметь непосредственное отношение к реальной жизни. К примеру: билеты стоили 12 рублей и подорожали на 15 процентов. Сколько билетов можно купить на 100 рублей? Главное, чтобы ребенок научился применять математику в жизни, а не складывать три плюс два.

— В нашем веке цифр нельзя бояться. Нас окружают цифровые телефоны, цифровое телевидение, а школьники не знают математику! — сетовал министр образования и науки РФ Андрей ФУРСЕНКО.

По его мнению, задания по математике надо приблизить к заданиям международных тестов PISA.

— Конечно, мы понимаем, что это необычно для выпускников. Но мы выложим все три тысячи задач на сайте. Достаточно будет их прорешать. И я уверен, что сдать на тройку их сможет каждый, кто хоть немного учился в школе, — заверил министр. Тесты по математике разделят на три части — первая из шести элементарных задач, основная и одна задача олимпиадного уровня. Для тройки достаточно справиться с первой частью. А выявлять таланты призвана олимпиадная задача.

— В ближайшем будущем мы планируем тесты по всем предметам изменить, приближая задания к жизненным ситуациям, а также делая акцент на понимание, а не на зубрежку, — пояснила Глебова.

Как поступить в вуз?

Каждый вуз установит свой проходной порог, к примеру 75 баллов. Он будет известен до начала приема заявлений от абитуриентов. Ребята с заведомо непроходными результатами ЕГЭ смогут выбрать вуз попроще, где проходной балл ниже. Кроме того, некоторые вузы получат право проводить свои дополнительные испытания или творческий конкурс. Список таких вузов обнародуют в ближайшие дни.

Источник. КП, 16.10.2008, Дарья ТОКАРЕВА. http://www.kp.ru/daily/24182.4/390770/

Наш комментарий Любые реформы образования в России ведут к уничтожению образования. В данном случае можно стерпеть беспримерное снижение уровня контроля 11-ти классников до задач 5-го класса. Да, это только первая задача, но от былого уровня ЕГЭ не осталось и следа (демонстрационный вариант удалось мельком посмотреть). Можно согласиться, что это не беда. На это есть несколько причин.

1) От 10 до 15 процентов выпускников вместо итогов сдачи ЕГЭ по математике будут предъявлять в вузы результаты участия в олимпиадах. А это совсем другой уровень — он ближе к прежним вступительным экзаменам, чем ушедший в историю ЕГЭ экспериментального периода. Поэтому понижение уровня ЕГЭ, который перестал быть Единым (требуется новое название, можно ГИА-11 — государственная итоговая аттестация, 11 класс — по аналогии с ГИА-9). Не называть же новый экзамен ГЭ (буква Е по понятным причинам не может больше входить в название экзамена)?

2) Большой плюс нового порядка заключается в определенности по отношению к оценке «2». С этого дня социалистическое соревнование в обучении без «двоек» (началось за пару лет до 100-летия В.И.Ленина) можно считать законченным. Понятно, что сейчас в 10-11 классах полно учащихся, которые не пошли бы в школу, если бы знали, что правила игры «Вы делаете вид, что учитесь. Мы делаем вид, что оцениваем ваш труд» изменятся по ходу игры. Только ради них ближайшие два года можно терпеть то (и это должно быть объявлено!), что предполагается считать текстом экзамена в 11 классе. Через 2 года надо все менять и основательно. В противном случае процесс обучения математике в массовой школе получит неверный импульс, школы превратятся в подобие ЦПШ — церковно приходских школ, дававших высшее начальное образование.

3) С удовольствием отмечаем, что наш призыв, выраженный в названии статьи «Давайте считать «двойку» положительной отметкой», если не услышан, то реализован. Оценка «2», так или иначе, будет отражена в документах выпускника.

И последнее. Выражаю сочувствие учителям математики за то, что ими руководит министр, не нашедший нужных слов о необходимости изучения математики. Связывать необходимость изучения математики с цифровыми телефонами и цифровым телевидением — это профессиональное саморазоблачение министра. Математику уже затем учить следует, чтобы понимать, что министр «не в теме».

Получим официальную демоверсию нового экзамена — поговорим подробнее.

А.В. Шевкин

 

24.10.2008 — Краткий комментарий к изменениям в ЕГЭ по математике

Москва сдала пробный ЕГЭ 2009 по математике

Вчера одиннадцатиклассники Москвы написали пробный ЕГЭ 2009 по математике. В варианты были включены лишь 11 задач из 17 новой версии ЕГЭ. Обсуждение изменений в ЕГЭ начинаем кратким комментарием, помещенным в разделе СТАТЬИ.

Адрес статьи на нашем сайте:
?action=Page&ID=653

в других местах:

1) 28.10.2008 в газете «Троицкий вариант», (http://www.scientific.ru/trv/15N.pdf)

2) 2.11.2008 на сайте г. Троицка появился комментарий с заголовком: ЕГЭ: хотели как лучше, а вышло для дебилов? http://www.troitsk.ru/parser.php?r_id=45&p_id=5&c_id=130&view_msg=1&a_id=4001

3) 13.11.2008 на сайте «Информационная поддержка ЕГЭ и ЦТ, 13.11.2008
http://ctege.org/page.php?s=&pageid=3597

4) Интернет-сообщество Екатерины Пашковой
http://pedsovet.su/publ/35-1-0-358

Если Вы хотите поделиться впечатлением о новой версии ЕГЭ, то пишите на адрес avshevkin@mail.ru.

 

28.10.2008 — Как помочь маме Галине и ее дочери?

Из личной переписки ведущего сайта

Сначала приведу письмо, которое получил на днях. Оно очень личное, но об общей проблеме ГДЕ ДОСТАТЬ РЕШЕБНИК. Так как оно не содержит точной информации об отправителе, то его можно опубликовать полностью.

Дата: 26 октября 2008 г. 23:19:40 GMT+03:00
Тема: С п а с и т е !!!

Обращается к Вам мама ученицы. Подскажите, где найти ответы к Вашему учебнику Алгебра и начала анализа для 10 класса.

С уважением, мама Галина!

Очевидно, что мама Галина пишет не об ответах к задачам из учебника (они есть в учебнике, правда не ко всем задачам, так как мы считаем необходимым учить школьников проверять собственные решения). Скорее всего, мама Галина спрашивает о том, где достать решебник к нашему учебнику.

У нас на сайте найдется много мест, где написано, что пользоваться решебником вредно для развития собственного умения решать задачи.

Сообщаем, что решебников мы с Михаилом Константиновичем Потаповым не пишем по идейным соображениям, что тиражи наших учебников не так велики, чтобы любителям заработать деньги на растлении мышления детей было рентабельно перерешать все задачи и опубликовать решебник.

Если у ученика/цы всё же есть потребность в поддержке собственных усилий, направленных на изучение предмета, с помощью печатного слова, то можно посоветовать:

1) Внимательно разбирать учебные тексты учебника и приведенные в них примеры применения теории к решению задач. Решать задачи, начиная с простых, сверяя свои ответы с ответами в учебнике.

2) Если это не помогает, то надо поискать в книге «Алгебра и начала математического анализа. Дидактические материалы, 10» (авторы М.К.Потапов, А.В.Шевкин) разбор решений заданий, похожих на те, решение которых вызывает затруднения. Там половину книги составляет раздел, посвященный подготовке к самостоятельным работам. Это поможет подготовиться и к контрольным работам.

3) Если и это не поможет, то можно почитать книгу «Алгебра и начала математического анализа. Книга для учителя, 10» (авторы М.К.Потапов, А.В.Шевкин). Она хоть и адресована учителю, но многие советы о преодолении трудностей, с которыми сталкиваются учащиеся при изучении той или иной темы, могут оказаться полезными учащимся. Кроме того, здесь содержатся решения наиболее трудных задач, разбор решений которых поможет лучше освоить тему и самостоятельно справляться с похожими и более простыми задачами.

Только надо учесть. Простое перекатывание решений, чтобы обмануть учительницу, полезно лишь тем учащимся, которые планируют всю оставшуюся жизнь работать КСЕРОКСОМ. А всем остальным полезно развивать мозги, работая над теорией и задачами. Они пригодятся даже тогда, когда забудется то, чему учили в школе. Не зря же великий Эйнштейн считал, что ОБРАЗОВАНИЕ — это то, что остается после того, когда забудешь все, чему учили в школе.

Остается пожелать терпения маме Галине, ее дочери и всем желающим быстрых успехов в изучении математики. Работайте, успехи придут.

А.В. Шевкин — один из авторов учебника «Алгебра и начала математического анализа, 10» серии «МГУ-школе», к которому многие напрасно ищут решебник.

 

29.10.2008 — Немного статистики…

Сразу после 00 ч 00 мин 29 октября счетчик показал, что число посещений нашего сайта перевалило за 196000. Это уже третий счетчик на нашем сайте, но на первых двух не было таких рекордов, как вчера. Сайт посетило 456 посетителей за сутки. Наша система администрирования определяет адреса (страна и город) не всех посетителей, поэтому лидером среди стран является Неопределённая страна. Вот первая десятка активных посетителей по странам.

Визиты Страны
273095 Неопределённая страна
215857 Russian Federation
9806 Ukraine
6422 United States
5508 Germany
5460 Israel
4424 Belarus
3065 United Kingdom
2684 Latvia
2370 Kazakstan

А это первая десятка посетителей по городам.

289923 Неопределённый город ()
104303 Moscow (Russian Federation)
16328 Kostomuksha (Russian Federation)
12839 Petersburg (Russian Federation)
4340 Minsk (Belarus)
4003 Novosibirsk (Russian Federation)
3972 Krasnodar (Russian Federation)
3183 Kurgan (Russian Federation)
2955 Rostov (Russian Federation)
2762 Kiev (Ukraine)

Большой отрыв Москвы связан не только с тем, что здесь есть много посетителей нашего сайта, но ещё и с тем, что система администрирования фиксирует все переходы ведущего сайта. А вот результат Костомукши интересен. Она опережает северную столицу России — Санкт-Петербург.

Более детальный анализ приведенных списков или посещенных страничек за одни сутки интересен, возможно, лишь ведущему сайта. Поэтому мы его не приводим.

Рейтинг HotLog/Наука/Образование/[ Разное ] присвоил нам сегодня 18-е место. Мы даже на 2 посетителя опередили лесбийский сайт, помещенный почему-то среди образовательных сайтов. Уж это, конечно, серьезное достижение!

 

06.11.2008 — Из послания к Федеральному Собранию Президента России Д. Медведева об образовании…

… и наш комментарий

5 ноября 2008 г. Президент России Дмитрий Медведев выступил с официальным посланием к Федеральному Собранию. Выделим ту часть послания, в которой говорится об образовании.

Стратегия развития российского образования в целом скоро будет утверждена Правительством. Её реализация продолжится как в рамках национального проекта, так и с опорой на недавно принятое законодательство. Сегодня же основной акцент я сделаю на школьном образовании. Оно представляет собой один из определяющих и самых длительных этапов жизни каждого человека. Является решающим как для индивидуального успеха, так и для долгосрочного развития всей страны.
Совсем недавно вместе с профессиональным сообществом мы обсуждали базовые параметры модернизации школы. Её главным результатом должно стать соответствие школьного образования целям опережающего развития. На основе этих предложений будет подготовлена национальная образовательная стратегия — инициатива «Наша новая школа». И её составляющими станут пять направлений.
Первое направление. Уже в школе дети должны получить возможность раскрыть свои способности, подготовиться к жизни в высокотехнологичном конкурентном мире. Этой задаче должно соответствовать обновленное содержание образования. Предлагаю в сжатые сроки разработать именно такое, новое поколение образовательных стандартов. Их подготовка затянулась.
Второе. Одновременно с реализацией стандарта общего образования должна быть выстроена разветвлённая система поиска и поддержки талантливых детей, а также их сопровождения в течение всего периода становления личности.
Третье. Ключевая роль в школе принадлежит учителю. И нам необходимо разработать систему моральных и материальных стимулов для сохранения в школах лучших педагогов и постоянного повышения их квалификации. Но что ещё более важно — для пополнения школ новым поколением учителей. Причём вовсе не обязательно только с педагогическим образованием.
Поддерживаю предложение образовательного сообщества об объявлении 2010 года в России Годом учителя. И хотел бы подчеркнуть: мы сделаем всё, чтобы учитель стал уважаемой фигурой в обществе. Но и сами педагоги должны внимательно относиться к ученикам, уважительно относиться к ним. Должны помогать им становиться самостоятельными, творческими и уверенными в себе людьми.
Четвёртое. Сам облик школ, как по форме, так и по содержанию, должен значительно измениться. Мы получим реальную отдачу, если учиться в школе будет и увлекательно, и интересно. Если она станет центром не только обязательного образования, но и самоподготовки, занятий творчеством и спортом.
Обращаю внимание: российская школа не имеет права быть ветхой — и в прямом, и в переносном смысле этого слова. Необходимы не только новые образовательные стандарты, но и новые нормы проектирования школьных зданий и кабинетов, оснащения медпунктов, столовых и спортивных залов. Находиться в школе ребёнку должно быть комфортно: и психологически, и физически.
Поручаю Правительству разработать в самое ближайшее время новые принципы работы школ, а также порядок их проектирования, строительства и формирования материально-технической базы. При этом необходимо в полной мере использовать результаты, полученные в ходе реализации национального проекта «Образование».
Пятое. Именно в школьный период формируется здоровье человека на всю последующую жизнь. Сегодняшняя статистика здоровья школьников просто ужасающая. Да, многое, конечно, зависит от условий жизни в семье, от родителей. Но бесконечно «кивать» только в их сторону нельзя. Дети проводят в школе значительную часть дня, и заниматься их здоровьем должны в том числе и педагоги. Нужно уйти от усредненного подхода в этом вопросе. К каждому ученику должен быть применен индивидуальный подход — минимизирующий риски для здоровья в процессе обучения. Тем более что к перегруженным программам обучения в обществе тоже много вопросов.
Уверен: если приоритет здорового образа жизни будет в полной мере реализован в школе, то мы гораздо легче справимся и с формированием современной системы здравоохранения в целом.
Соответствующая государственная программа должна быть принята уже в этом году. В центре её будут механизмы, обеспечивающие ответственность врачей и медицинских организаций за качество и результаты работы. Они расширят их возможности и одновременно будут мотивировать к достижению наиболее высоких показателей.
Источник: Kremlin.ru

Наш комментарий. Об образовании сказано непривычно много общих фраз, но мало конкретного, что можно было бы обсуждать, с чем можно было бы соглашаться, о чем можно было спорить, что указывает на реальные перемены в области образования. Отметим лишь две фразы, которые, на наш взгляд, сформулированы неудачно.

1. «…нам необходимо разработать систему моральных и материальных стимулов для сохранения в школах лучших педагогов и постоянного повышения их квалификации. Но что ещё более важно — для пополнения школ новым поколением учителей. Причём вовсе не обязательно только с педагогическим образованием». Неудачно сказано. Куда важнее заботиться о повышении квалификации остальных учителей. Еще хуже «не обязательно только с педагогическим образованием». На наш взгляд, это последствие заблуждения, что учить и лечить может каждый. Правда, Президент пока не приглашает в больницы и поликлиники новое поколение врачей, вовсе не обязательно только с медицинским образованием. Надеюсь, что это недоразумение. Если же Президента не устраивает педагогическое образование, то надо об этом сказать прямо и ставить задачи по подъему педагогического образования до должного уровня. Но только до этого надо определиться с тем, кого мы будем учить «на учителя» и как будем оценивать его работу — неужели тем же пещерным способом: по им же самим поставленным отметкам? Пока в учителя не пойдут лучшие представители каждого поколения, пока ученик, а не только учитель, не будет отвечать за результаты своего учебного труда, можно принимать любые меры к подъему уровня педагогического образования, к повышению квалификации учителей, к написанию «стандартов нового поколения» (можно добавить: к созданию «учебников нового поколения»), а результат будет тот же.

2. «Тем более что к перегруженным программам обучения в обществе тоже много вопросов».
Да, отдельные программы перегружены. Вот создавали 12-летнюю школу, ввели граждановедение, экономику, москвоведение и прочие мытищеведения, урезав часы у основополагающих предметов. Перенесли много вопросов из средней школы в старшую по математике, добавили там же новые вопросы, а время обучения сократили. Результатов добились таких, что в качестве задач для ЕГЭ по математике после 11 лет обучения приходится брать вопросы из начальной школы и 5-9 классов, но результат, кажется, все равно будет плохой. Школа уже перестроилась. Идет не обучение и развитие учащихся, а натаскивание на задачи ЕГЭ. Эта работа не даст ничего хорошего. А о перегрузке волноваться не надо. Все регулируется на автопилоте: меньше стали учить геометрии в 7-9 классах, еще меньше в 10-11 классах, а как иначе? Ведь о работе учителя обещают судить по отметкам его учеников на ЕГЭ. По отметкам тех, кто не только не собирался, а, может быть, по уровню своей подготовки и не должен был учиться в 10-11 классах.

Остается добавить, что, говоря только о школе, Президент оставил нас в неведении относительно перспектив профессионального образования и того, предполагает ли право ученика на 11-летнее образование его обязанность трудиться на уровне, не ниже заданного стандартами. Или это право предполагает лишь обязанность школ выдавать незаработанные аттестаты, открывающие бездельникам путь не к образованию, конечно, а к получению всеми правдами и неправдами диплома о высшем образовании? Это в то время, когда стране остро не хватает слесарей, токарей, строителей, дворников и т.п. Мы экспортируем специалистов («мозги»), которым не находится достойного применения на родине, а ввозим неквалифицированную рабочую силу (усиливаем националистические настроения и криминальную обстановку). Общий баланс не в пользу будущего России, но это, кажется, совсем другая история.

 

10.11.2008 — С днем рождения сайта!

14 ноября 2002 г. мы опубликовали первую новость на нашем сайте, она и сейчас имеется в архиве сайта. Новость была посвящена процедуре написания новой версии стандартов по математике. За шесть лет много воды утекло, мы разместили много материалов на сайте и продолжаем их размещать. За эти годы много было интересного и не очень. Пару раз сайт выводили из строя. Но мы живы, полны планов и надежд. Желаем всем нашим посетителям здоровья и успехов. Если у нас вы нашли то, что искали, то наша работа не была напрасной.

Cегодня в 21-08 состоялось приятное событие. К нам пришёл 200 000-й посетитель с момента установки третьего по счету счетчика где-то 4 года тому назад. А за сутки нас посетили 408 человек.

Спасибо за внимание!
Удачи всем!

 

24.11.2008 — Итоги тренировочной работы (ЕГЭ-2009) по математике в Москве

«Практикоориентированные» задачи выпускники решают не лучше, чем традиционный ЕГЭ

Месяц назад (23.10.2008) прошла первая тренировочная работа по математике в формате нового ЕГЭ. Среди предложенных были задачи, похожие на те, о которых мы уже рассказывали в статье КРАТКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ИЗМЕНЕНИЯМ В ЕГЭ ПО МАТЕМАТИКЕ (?action=Page&ID=653).

Теперь мы имеем итоги по городу Москве. Они печальны. В двух вариантах (без производной) и (без логарифмов) отметку 2 получили 16 % и 19 % выпускников, писавших работу, соответственно. Это чуть лучше, чем по итогам ЕГЭ прошлого года, но какой ценой получено это улучшение! Учащимся 11-х классов предложили 6 задач по программе от начальной школы и до 9 класса. И от 16 до 19 процентов всех выпускников города с ними не справились.

Полученные результаты заставляют задуматься. В ближайшее время мы прокомментируем эти печальные результаты.

Но главное понятно уже теперь. Если экзамен в новом формате введут всерьез и надолго, то через некоторое время двоек почти не будет. Чтобы не позорить себя двойками за такие задачи, учителя будут вынуждены в 10 и 11 классах ликвидировать пробелы обучения по математике хотя бы на уровне шести упомянутых задач. Это, конечно, тоже результат! Но за счет чего? За счет качественного изучения математического анализа и геометрии. Тогда прощай математика в массовой общеобразовательной школе!

 

03.12.2008 — И.П. Костенко нашел вредителей прогресса

Не первый раз я встречаюсь с выступлениями известного «специалиста» по проблемам школьного учебника математики Костенко Игоря Петровича — кандидата физмат наук, доцента кафедры «Высшая математика» Ростовского государственного университета путей сообщения.

Еще 12.07.1999 я написал статью «К вопросу о чистоте научных дискуссий», в которой обратил внимание на своеобразный способ ведения научной дискуссии, используемый И.П. Костенко. Тогда в журнале «Начальная школа» он начал с обсуждения методического вопроса, а закончил обвинением Федерального экспертного совета (ФЭС) и лично Г.В. Дорофеева в неприятии прогрессивных учебников В.К. Совайленко. В журнале мне тогда ответить не позволили.

С тех пор много воды утекло, методический вкус И.П. Костенко исправился. Теперь он ратует за возвращение в школу учебников А.П. Киселёва в журнале «Математическое образование» и на страницах Православного образовательного портала СЛОВО http://www.portal-slovo.ru/impressionism/36366.php. Но обида за учебники В.К. Совайленко присутствует и в этой статье.

Очевидно, что И.П. Костенко живет в плену своих давних обид и продолжает писать на тему весьма далекую от его профессиональных интересов. Процитирую только одно место: «Главным препятствием являются не аргументы, а кланы, контролирующие Федеральный комплект учебников и выгодно размножающие свою учебную продукцию. Такие деятели «народного просвещения», как недавний председатель ФЭС Г.В. Дорофеев, который поставил свое имя уже, наверное, на сотне учебных книг, выпущенных «Дрофой», Л.Г. Петерсон [12, с. 102-106], И.И. Аргинская, Е.П. Бененсон, А.В. Шевкин (см. сайт «www.shevkin.ru»), и пр., и пр.»

Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Из того, что я в свое время критиковал В.К. Совайленко за его своеобразное стремление приблизить школу к жизни, да еще по заказу журнала написал пару статей с обзором всех учебников математики из Федерального комплекта учебников и наш ученый муж сделал вывод, что я принадлежу к кланам, контролирующим Федеральный комплект учебников.

Что ж, спасибо, Игорь Петрович, за оказанное доверие. Вот только оправдать его мне не удастся. Вам, видимо, не известно, что уже около 10 лет из ФЭС вывели всех авторов учебников, что уже два года подряд формированием Федерального перечня учебников математики (это так теперь называется) занимаются представители Российской академии наук и Российской академии образования. Все эти новости неоднократно печатались в журнале и в газете для учителей математики и других специалистов, профессионально озабоченных проблемой школьных учебников, а также на упомянутом Вами сайте.

Сообщу Вам, что Г.В. Дорофеева (недавно умершего) и Л.Г. Петерсон трудно причислить к злополучным кланам — хотя бы потому, что их учебники для 5-6 классов не вошли в Федеральный перечень учебников математики на 2008/2009 учебный год. Про других упомянутых вместе со мною деятелей «народного просвещения» сказать ничего не могу, так как не знаком с ними лично. Но я уверен, что и здесь Вы «попали пальцем в небо».

Спасибо Вам за внимание к проблеме школьных учебников математики и хорошие слова об учебниках А.П. Киселева. Но мне кажется, что разговор о них для Вас лишь формальный повод для очередных нападок на нелюбимые Вами «кланы». Ваш метод ведения «научных дискуссий» мне хорошо знаком.

А.В. Шевкин

 

04.12.2008 — Единый государственный экзамен. Белая книга

В конце минувшей недели на факультете журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова прошла презентация необычного сборника. Эта его особенность подчеркнута уже в названии: «Единый государственный экзамен. Белая книга». Так обычно определяют издания, которые концентрируются на проблеме, чрезвычайно важной и значимой для большой части общества. Что ж, важнее не бывает: речь идет о том, чему и как обучаются наши дети, то есть о судьбе молодого поколения. Вот почему в аннотации к сборнику подчеркивается, что эта книга «обращена ко всем, кто неравнодушен к будущему нашей страны».
Она могла быть в десять раз толще, утверждают составители белой книги — профессора МГУ В. Я. Линков и В. А. Недзвецкий, старший преподаватель И. В. Петровицкая, взявшие на себя немалый труд перелопатить гору публикаций, появившихся в средствах массовой информации на заданную тему. Собственно, публикации разных лет и составляют основу сборника — статьи, интервью, репортажи, информации, посвященные реформе образования. Как оказалось, сказано и написано об этом за последние годы так много, что пришлось основательно ужимать собранный материал, постаравшись тем не менее представить в книге разные мнения, высказанные как сторонниками, так и критиками предлагаемых изменений.
Обвинить составителей сборника в предвзятости не получится. В книге можно найти как точку зрения бывшего министра образования и науки Владимира Филиппова, с которого начинался знаменитый «эксперимент по ЕГЭ», так и нынешнего министра, Андрея Фурсенко; она дает представление о позиции Рособрнадзора в лице как его бывшего руководителя, Виктора Болотова, так и нынешнего — Любови Глебовой. Есть в книге и статьи ученых, педагогов, журналистов, оценивающих реформаторские усилия министерства положительно. Но, как выясняется, таких выступлений неизмеримо меньше, чем критических. И не потому, что составители отбирали статьи необъективно, а потому, что такова реальная картина: подавляющее количество откликов на реформу, мягко говоря, носит скептический характер. И, наверное, потому в послесловии к сборнику член-корреспондент Российской академии образования Александр Михайлович Абрамов пишет, что это — книга-предупреждение, которую можно было бы назвать и так: «Образование, которое мы стремительно теряем». Тут явная перекличка с другим сборником под названием «Образование, которое мы можем потерять», он вышел в издательстве МГУ в 2001 году и с тех пор дважды переиздавался.
В 2001-м эксперимент с единым государственным экзаменом только начинался. Его инициаторы утверждали, что ЕГЭ «будет бороться с коррупцией в системе образования», обеспечит всем равный доступ к знаниям и поможет поднять качество обучения. Судя по оценкам, прозвучавшим на недавней коллегии Минобразования, которая была посвящена состоянию дел с ЕГЭ, министр непоколебим в своей уверенности: единый экзамен, считает он, с поставленными задачами справился. Дороги назад не будет, предупредил Андрей Фурсенко, ЕГЭ будет реализован в той форме, в какой прописан в законе. Этот закон принят в начале года, который объявлен «переходным», а с 2009-го ЕГЭ становится главной и практически единственной формой оценки знаний выпускника школы и абитуриента вуза. За плечами — семь лет эксперимента, итоги которого в общем-то толком и не подводились, общественной дискуссии по ним не было, критические замечания попросту отметались министерством. Тем более полезно пролистать составленный журфаком Московского университета сборник, поскольку он дает возможность оглянуться на минувшие семь лет.
Статья за статьей, книга воссоздает тревожную картину. В собранных публикациях приводятся факты, которые показывают, что коррупции с введением ЕГЭ стало намного больше, не обеспечивает единый экзамен и равного доступа к знаниям, что же до самих знаний, уровень их катастрофически падает. И одна из главных причин такого печального положения в том, что учителя и ученики начинают ориентироваться не на обучение и учебу, а на механическое заучивание тестов, на зубрежку, к которой приучает ЕГЭ. Если львиная доля публикаций столь критически оценивает эксперимент, говорится в послесловии к сборнику, значит, ситуация такова, что пора исследовать айсберг в целом, не довольствуясь одной лишь его вершиной, а иначе скороспелые и непродуманные решения в ходе реформы образования могут привести к печальным последствиям.
Такова же позиция составителей сборника. «Пафос этой книги — приглашение к диалогу, — говорит профессор Владимир Линков. — Если общество выдвигает серьезные аргументы против такой системы аттестации знаний, которая, по мнению экспертов, снижает уровень образования, нельзя уходить от обсуждения насущных вопросов». Одна из главных целей этой книги — стремление быть услышанными. А если нет (такой исход вполне возможен, оставались же безответными все доводы против ЕГЭ до сих пор!), в этом случае, считают составители сборника, полезно, что статьи собраны воедино, «ибо потом, когда проводимая реформа окончательно провалится, можно будет сказать: это было предсказано». Как говорит профессор Линков, важно, что в сборнике приводятся аргументы тех, кто сегодня настаивает на поспешных и непродуманных шагах: эти люди названы поименно, и им придется отвечать за свои слова.
И все-таки составителей Белой книги не оставляет надежда, что их тревога будет услышана. Потому-то экземпляры сборника переданы во все возможные инстанции — и в Минобразования, и в Государственную Думу, и в Администрацию президента, и в СМИ. Надежда, как известно, умирает последней.

Московская правда, Виола ЕГИКОВА, 25.11.2008, №255,

Наш комментарий . Даже беглое ознакомление с материалами книги впечатляет. Читать надо весь сборник. Есть очень сильные статьи. В качестве разрядки предлагаю фрагмент статьи

И. Семенихин. Единый госэкзамен — шаг вперед или два шага назад? Куда катится образование в России… // Наследие.ru. — 2007, 5 марта

Речь идет о готовности к обучению в высшей школе выпускников, прошедших по ЕГЭ. Итак, с. 32 сборника.

В группе студентов, где преподает ныне М. Белая [преподаватель академии им. Плеханова], 70% -кто сдал экзамены, 30% — кто прошел по ЕГЭ.
«Есть у меня один студент. Стоит у доски, — рассказывает М. Белая. — Ему надо было написать производную функции y = 2. Я говорю: «Ну, чему равна производная константы?» Он молчит. Спрашиваю: «Ну, чему равна скорость изменения постоянной величины?» Молчит. Тогда говорю: «Она меняется?» Тогда он отвечает: «Да я же по ЕГЭ поступил»… «Хорошо, — говорю, — берете задачник, открываете таблицу производных, ищите, чему равна производная константы, сейчас — на моих глазах!» Он берет задачник, ищет и не может найти таблицу производных. Ему кто-то подсказывает: 43, имея в виду страницу. Студент, услышав это, гордо подходит к доске и пишет 43! Я бы никогда не посмела рассказать это, если бы у меня не было 30 студентов-свидетелей, с какими «знаниями» к нам приходят абитуриенты по ЕГЭ»….

 

05.12.2008 — Контрольная работа в голову

Создатель ЕГЭ: «Использование этого теста не принесет пользы российскому образованию»

За месяц до вступления в законную силу Закона о ЕГЭ «Новая Газета» опубликовала статью создателя ЕГЭ доктора технических наук В.Хлебникова. Отец ЕГЭ призывает приостановить свое детище.

Адрес статьи на нашем сайте (Раздел СТАТЬИ/Новая газета):

05.12.2008 — Кто попал в «список избранных»

Минобразования составило список привилегированных вузов, ректоры которых отстояли право помимо результатов ЕГЭ проводить дополнительные испытания по профильному предмету (такой предмет для каждой специальности определяется Министерством образования и науки). Всего, по словам главы Рособрнадзора, на такое право претендовали более 40 вузов, однако удовлетворены были просьбы только 24. выступая в минувшую пятницу на пресс-конференции, Глебова подчеркнула, что дополнительные испытания будут введены не на всех факультетах вуза, а только по отдельным специальностям.

Список вузов, абитуриентам которых, придется проходить дополнительные испытания, попал в распоряжение газеты «Коммерсант».


Согласно опубликованному газетой перечню, дополнительные испытания
придется пройти абитуриентам следующих вузов:

• Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова
• Московский педагогический государственный университет
• Московский физико-технический институт (государственный университет)
• Московский государственный лингвистический университет
• Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития и торговли РФ
• Государственный университет — Высшая школа экономики
• Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения
• Санкт-Петербургский государственный университет
• Академия народного хозяйства при правительстве РФ
• Московский государственный медико-стоматологический университет
• Московская государственная юридическая академия
• Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н. А. Добролюбова
• Финансовая академия при правительстве РФ
• Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ)
• Волгоградский государственный медицинский университет
• Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов
• Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики
• Российская академия правосудия
• Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова
• Российский государственный медицинский университет
• Московский государственный университет печати
• Северо-Кавказский государственный технический университет
• Государственный университет управления (ГУУ)
• Московский государственный институт международных отношений (университет)

Формальным критерием при отборе, по данным газеты «Коммерсант», стало число абитуриентов-отличников, поступающих в каждый вуз. Право провести дополнительные испытания в традиционной форме получили только те учебные заведения где на одно бюджетное место претендует как минимум два выпускника с результатами ЕГЭ выше 80 баллов.

Список привилегированных вузов будет в ближайшее время законодательно утвержден указом министра науки и образования.

по данным 5ballov

 

12.12.2008 — В Москве прошла диагностическая работа 2 (ЕГЭ-2009)

Работа подготовлена МИОО

Москва продолжает подготовку к ЕГЭ-2009. Вчера прошла диагностическая работа 2. Из имеющихся 4-х вариантов (без производной) и 4-х вариантов (без логарифмов) помещаем по одному варианту в разделе ЕГЭ-2009 (см. боковое меню). Вторая работа содержала 18 заданий.

 

29.12.2008 — Волшебного Нового года и Рождества!

Дорогие друзья!

Уходит в историю трудный 2008 год — год начала финансового кризиса. Через пару дней мы начнем отсчет дням Нового 2009-го года, который, как кажется министру финансов Кудрину, будет одним из самых тяжелых за всю послевоенную (т.е. с 1945 г.) историю.

От всей души желаем вам, чтобы вас не коснулась вся эта история с упавшими индексами и ценами акций, с взлетевшими долларами и евро. Мы сеем разумное, дробное, вечное и надеемся, что наш труд нужен нашей стране, что она сможет его оплачивать.

Здоровья вам, успехов в работе.
Учителям — заинтересованных учеников,
ученикам — добрых, но справедливых в своих требованиях учителей,
а всем вместе — интересной школьной жизни!

Администрация сайта «Математика. Школа. Будущее».

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал