Архив сайта

Архив новостей 2002-2003 гг.

28.12.2003 — Письмо из Калифорнии – 4

Удивительно, я думала, что время слепого восторга и подражания Америке уже давно прошло. Казалось бы, уже самый розовый мечтатель не раз должен был проснуться в холодном поту. Ан нет… Зачем-то нужно реформаторам то, что они задумали. За что же они так ненавидят Россию?

Газета «Первое сентября» это не та ли газета, которую организовал Соловейчик? Я читала его статьи и «Последнюю книгу». Вот такие энтузиасты и преклонялись перед всем западным. Почему? Почему вот тот русский профессор в Америке, А. Тоом, так ругает советские времена? Неужели он не понимает, что он, такой в самом деле замечательный учитель и ученый, является продуктом этой «жуткой советской системы»? Если многие наши ребята, действительно, учились с искренним интересом, как он говорит, так может это результат тех специфических условий, которые были созданы в нашей стране для людей? Нет-нет, это я не Вас допрашиваю, это я так… в пространство.

Вот что любопытно: профессор Тоом приезжает в самое сердце, можно сказать, капитализма и сетует на то, что студенты только и заботяться, что об оценке. А он, вероятно, хочет, чтобы они любили его предмет из совершенно БЕСКОРЫСТНОГО интереса. Но бескорыстия при «победившем капитализме» быть не может уже по определению. Он вспоминает, что у мериканцев репутация практичных людей. Он считает, однако, что такое отношение к учебе (неумение анализировать ошибки и пример.) непрактично, т.к. не извлекается вся польза. Но ведь и капитализм, как таковой, система очень непрактичная. Так что тут никакого противоречия нет.

Профессор Тоом — хороший человек. Немного найдется таких профессоров, чтобы няньчились так со своими студентами. Он им даже — страшно подумать — дает сложные задачи. Интересно: его еще в расизме не обвиняли? Это ведь элементарно: если он дает сложные задания и, не дай Бог, большинство несправившихся студентов оказываются не белыми (а так чаще всего и будет по известным социально-экономическим причинам), то тут могут возникнуть крупные неприятности. Здесь ведь еще и такая проблема существует. Вот потому-то требования к студентам и катяться вниз постоянно. Общество платит за свои страшные дела в совсем недалеком прошлом. Рассовая сегрегация в школах официально была упразднена в 1954 году, но все связанные с расизмом проблемы вовсе не решены. Да они и не могут быть решены.

Капиталистическое общество — это общество сегрегированное по множеству признаков, потому что построено на противоречиях интересов. Мой муж не верит, что публичное образование долго продержится в Америке. Он говорит, что идея хорошего, доступного для всех образования — это социалистическая идея и противоречит основным устоям этого общества.

Может все эти проблемы существуют только в публичном образовании, а в частных школах все не так?
Одна моя знакомая немка устроилась ассистентом учителя и работала в той самой публичной начальной школе, куда ходили наши дети.

Проработав год в классе с самой популярной в нашей школе учительницей, она твердо решила забрать свою дочку и перевести ее в частную, платную школу. Она сказала, что она уже видит, что здесь ее ребенок ничему не научится. Ее дочка прозанималась в частной (католической) школе целый год, и теперь на будущий год немка забирает ее оттуда и переводит в публичную среднюю школу.

Она говорит, что никаких преимуществ, за которые бы нужно было платить столько денег, она там не видит. Кроме того, ей не нравится атмосфера религиозной школы. Классы девочек отдельно от классов мальчиков, им даже не разрешают играть вместе во время перемены. Еще ей бросается в глаза ее социальное неравенство с подавляющим большинством других родителей. Это очень разлагающая обстановка для ребенка.

Частная школа — это не решение проблемы образования, это просто другой образ жизни.

***

Хочу поделиться интересными линками. Если хотите, Вы можете следить за событиями в американском математическом образовании на странице http://www.mathematicallycorrect.com/. (Вы ведь читаете по-английски?) Там все очень хорошо написано.

Нельзя копировать американское образование уже потому, что оно само находится в состоянии кризиса, реформы и эксперимента, и еще не известно, чем этот эксперимент закончится. Пока никаких результатов, кроме отрицательных, нет.

Там есть, например, новая статья «Кризис алгебры в Калифорнии». Так вот, я знаю по-своему замечательную страницу, созданную учительницей алгебры, где-то в Калифории к тому же, которая помогла мне составить представление о том, чего ожидать от алгебры. Там даже есть видеоролики по нескольким темам.

http://www.bonita.k12.ca.us/schools/ramona/teachers/carlton/tutorials.html
А вот еще одна интересная страница: служба вопросов и ответов для учеников и учителей «Ask Dr. Math»

http://mathforum.org/dr.math/abt.drmath.html.

***

В этом году, в пятом классе, моя дочь Инна впервые получила настоящий учебник по математике из школы. До четвертого класса учебников мы не видели, даже не знаю почему. В четвертом классе она занималась по программе разработанной профессорами университета Чикаго и никакого учебника у них не было, а был такой «справочник», заполненный всякой всячиной без последовательности и связи.

А в этом году Инна, уже в другой школе, получила настоящий учебник. Все остальные дети в классе держат все свои учебники в школе, в столах. Домой они их не приносят. Учительница говорит, что это не нужно, домашнее задание она для них все-равно специально каждый раз ксерокопирует на отдельные листы. (как будто детям не может понадобиться учебник ни для каких других целей).

Все их школьные книги эти действительно тяжеленные, носить их — даже две — туда-сюда будет слишком тяжело. Но я настояла на том, чтобы у Инны было два учебника: один дома, один в школе. Теперь я могу следить за ее продвижением по программе.

Что мне очень не нравится в этом учебнике, так это отсутствие каких-либо объяснений. Ну, вот пример. Тема «Найти процент от числа». Сначала, как всегда, какой-то там очень реальный пример из очень реальной жизни, затем визуализация его с какими-то карточками… ага, вот:

«Ты можешь найти процент от числа, переведя проценты в десятичную дробь и умножив затем число на эту десятичную дробь.

Пример:
Когда люди спят, они видят сны приблизительно 25% от всего времени сна. Если ты спишь 9 часов, как долго ты видишь сны? Найти 25% от 9.

Действие первое.
Переведи проценты в десятичную дробь:
25% = 0.25.

Действие второе.
Умножь число на десятичную дробь:
0.25 х 9 = 2.25.
Значит, 25% от 9 равно 2.25 или 2 1/4 часа.

Все. Конец обсуждения. Дальше следуют задания, выполняемые по этому шаблону: найди 5% от 80, 40% от 60 и так далее.

Пока дети помнят шаблон, они великолепно справляются с заданием. Даже если они не понимают, почему так «можно» делать. (А как еще можно? На это никаких указаний нет.)

Здесь даже нет догадливых Маши и Миши, которые непременно до чего-нибудь додумались бы. Может быть, они обратили бы наше внимание на тот факт, что найти дробь от числа и умножить число на эту дробь — это одно и то же, продемонстрировали бы это в расчетах. Ведь этот факт никак не освещался раньше в книге, и у меня нет никакой уверенности, что дети это сами поймут.

 

27.12.2003 — Письмо из Калифорнии – 3

Сейчас я пытаюсь быть репетитором своей дочери и это сложно. Психологически это сложно. Приходится заставлять ребенка делать дополнительную работу, необходимость которой ему сейчас никак не понятна. Часто нужно даже не учить, а переучивать. Не знаю, чего от этого будет больше: вреда или пользы. Очень хочется, чтобы ребенок учился с интересом, чтобы не шел в школу каждый день, как на плаху. Вот я и изощряюсь, пишу математические сказки, придумываю загадки, кроссворды, объясняю и ищу сама ответы на вопросы «почему?».
С американской школой у меня опыт контакта через моего ребенка. Сама я училась тоже, как я уже сказала, в колледже, взяла несколько классов для самообразования. Полная программа учебы у меня еще впереди. Кроме того, я постоянно читаю педагогическую литературу, хочу быть в курсе дела.

***

Вот нашла интересную статью «Русский учитель в Америке» Андрей Тоом http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=toom-03
Русский профессор возмущается установкой американских студентов на хорошие оценки, больше их, мол, ничего не интересует. Как мне это понятно. Это тупик. Через это уже не переступишь, это не сломишь в студентах, они уже сложившиеся люди. Но какими же еще им быть? С первого класса и через всю американскую школу у них такая установка. И возникла она не вчера. Это очень глубоко, это — менталитет. Лично я борюсь с этим, как умею, но иногда я понимаю, что это, наверное, бесполезно…

Установка на оценку и на краткий ответ, который учителю легко проверить и оценить по системе «правильно-неправильно», тесно взаимосвязаны. Вот задачник моей дочки.

Первая строка: раздели.
Вторая строка: 326 разделить на 9 (у них своя форма записи деления в столбик).
Третья строка: маленькая линия для правильного ответа.

Рядом и дальше, та же ситуация. Ни снизу, ни сбоку, ни скраю, нигде не отведено место для выполнения деления в столбик. Дети научены делить на клочке бумажки и затем ее выбрасывать или решать сбоку на полях листа. Затем дочка старательно стирает решение стеркой. То же она пытается делать и дома. Я ее спрашиваю: «Как же так, ведь это твое решение, как же учительница будет знать, правильно ли ты делишь? Как же ты будешь искать свою ошибку, если она есть?» — «Это не нужно, мама». Проверять и исправлять дома тоже не нужно, это они будут делать в классе, под диктовку: правильный ответ — поставь себе галочку, неправильный — вычеркни, затем поменяйся с соседом и подсчитай ему итог.

Дальше идут уравнения. Та же история: первая строка задание, вторая — ответ. Дальше следуют задачи. Одна черта в самом конце отведена на конечный ответ. Ну, есть, наверное, такие задачи, которые в пятом классе можно решить одним действием, даже не делая схемы или рисунка — с ними дети обычно справляются. Но иногда (очень редко и не систематически) появляются задачи на два, три действия, на построение схемки. Столкнувшись с такими, моя дочка впадала в паралич. Через минуту-две лихорадочных размышлений, она сообщает, что решить это не может, потому что это слишком сложно. Так у нас было в начале этого года. Хотите верьте, хотите нет, такие ситуации травмируют ребенка. Он начинает чувствовать себя неполноценным. Задание, изложенное в письменном виде действует на мою дочку как гипноз. Она педант, она будет строго следовать инструкциям. Вот задание, вот вопрос, а вот линия для ответа. Никаких инструкций о записи решения нет, нет даже и места для такового. Следовательно, оно вовсе и не нужно (что бы там мама не говорила). От нее требуется прочитать задачу и выдать правильный ответ тут же. (Особенно в обстановке тестирования в классе). Но она этого сделать не может. Отсюда вывод: «я, наверное, глупее всех».

Я решила разобраться с этой ситуацией раз и навсегда. Пошла и спросила учительницу: «Каким образом Вы оцениваете выполнение домашнего, или любого другого, задания? Неужели все, что Вы желаете получить от ученика, это краткий ответ?» Вопрос этот ее озадачил, поразмыслив, чего же я от нее хочу, она сказала: «Ну, конечно же, нет». «Тогда, — говорю — скажите, пожалуйста, где и как дочка будет записывать свою работу. Давайте мы, — говорю, — возьмем отдельный лист в клеточку (они не знают в американской школе, что такое бумага в клеточку) и запишем там все и нарисуем, если надо, а уж Вы, будьте так добры, посмотрите, оцените, прокомментируйте.» Потом я ее спросила, как же другие ученики, неужели все справляются, прилагают ли они листы с решением. «Нет, не прилагают.» Но как справляются или не справляются другие ученики мне выяснить не удалось, это «военная тайна». Успеваемость каждого ученика — это сугубо частная информация, обсуждению и огласке не подлежит.

Много месяцев я внушаю своей дочери (начинаю видеть положительные результаты), что большинство задач в жизни невозможно решить за раз, нужно уметь разбивать решение на действия и выполнять их последовательно, не беспокоясь о конечном результате. Вы знаете, это серьезная психотерапия для ребенка. Дочка стала гораздо спокойнее, как-то увереннее в себе. Но к этому нужно все время возвращаться, потому что в школе, видимо, работа проходит совсем в другом ключе.

Самый большой упор дается на скорость, а она у меня человек мечтательный и задумчивый, любит все анализировать. По-моему, замечательное качество. Очень редко она что-либо сделает, не подумав, или если уж что-что сделала, то может объяснить почему. В общем, в школе их постоянно гонят, постоянно тестируют (по результатам тестов школа получает деньги от государства). Вот совсем недавно дочка пришла домой со слезами: успела ответить только на 19 вопросов, хотя знала все. Слишком тщательно закрашивала кружочки на карточке теста и потеряла на этом время. Подошла к учительнице, сказала, а та так критически ей в ответ: «Даже если работать очень-очень медленно, ты бы ответила как минимум на 21 вопрос.» Откуда такая цифра? Не понимаю. Но дочку он просто уничтожил. Она была очень подавлена. Мне пришлось ей объяснять, что это нельзя близко к сердцу принимать, что многое из того, что они делают в школе, довольно бессмысленно и рассчитано только на скорость. Она посмотрела на меня глазами, полными упрека, и говорит: «А почему же тогда у них на двери висит фраза (что-то вроде): «Неважно, как медленно ты продвигаешься, важно, что ты достигаешь» (No matter how slow you go, as long you get there). Это, конечно, про настойчивость. На дверях у них висят и другие замечательные лозунги, но к реальности они не имеют ни малейшего отношения. Мне стало стыдно. Стыдно за взрослых людей, за их двуличие. Моя дочь еще не в том возрасте, чтобы критиковать взрослых, и все это ей не понятно.

Возвращаюсь к теме о решении задач: муж-профессор говорит, а чего ты, собственно, так переживаешь, у меня и в колледже большинство студентов не могут решать задачи, потому что не умеют разбивать их на действия. Панический ужас перед задачами — классическая в Америке вещь. Об этом знают все, об этом пишут во всех американских книгах об образовании.

А у меня вот есть такая книга: «Как удвоить оценки своего ребенка в школе» Евгений М. Шварц (How to double your child»s grades in school by Eugene M. Schwartz) Более 800 000 экземляров продано! Очень популярная, выходит, книга. Что же он советует для улучшения оценки по математике? Вот: «Как упростить решение математических задач». Вот его гениальная идея: «Начиная с пятого класса, дети будут сталкиваться с гораздо более сложными задачами, чем те, которые можно решить одним действием. Такие задачи требуют десятков отдельных действий… Их еще нужно уметь упорядочить… Решение задач требует чтения и понимания как слов, так и цифр.»

Как преодолеть все сложности? Оказывается, нужно применять гениальную технику: разбивать решение на действия. Дальше он приводит подробный план работы с любой задачей: нужно ее прочитать, выделить вопрос, наметить действия, выполнить их по порядку, сделать проверку и т.п. А еще он советует не совершать такие три ошибки:

1. Don»t take crazy shortcuts (не пытайся срезать угол, ускорить решение).
2. Don»t strive for quik, done-in-head answers (не стремись к быстрым, вычисленных в уме, ответам).
3. Concentrate on the procedure by wich you get the answer, and NOT the answer itself, which comes automatically out of that procedure. (сосредоточся на процедуре, а не на самом ответе, он придет автоматически).

Вот еще, что он добавляет: «The correct answers are not nearly as important as the way your child arrives at them.» (Правильный ответ далеко не так важен, как способ его получения).

«Remind students over and over again that the great value of a correct answer is that it shows they know how to use the correct pocedure». (Напоминайте студентам снова и снова, что великое значение правильного ответа только в том, что он показывает их знание метода его получения).

Отлично сказано. Жаль только, поздно. К чтению подобных книг родители прибегают обычно, когда дети уже в старших классах, когда уже действительно оценки становятся критично важны, а успехи, вероятно, оставляют желать лучшего (в противном случае, кто же будет покупать такую литературу?) Все эти хорошие советы, однако, немедленно вступают в противоречие с реальной подачей вопросов и задач в школе. Особенно в тестах, где требуется только выбрать правильный ответ из указанных. Домашнее задание тоже приближается к формату подачи тестов, наверное, с целью подготовки к итоговому тесту в конце года.

В общем, не нужно лукавить. Учебники и задачники (и учителя) совершенно определенно сообщают, что они хотят от ученика. Дети весьма с этому чувствительны и рано понимают: не рассуждений и выводов от них хотят, а моментальных и точных ответов. Если таковых в голове нет, их можно и скатать, ведь по ним, и только по ним будут оцениваться успехи ученика. А что до понимания… так ведь и учителя, похоже, мало чего понимают в своих вопросах и задачах, нередко делают в них ошибки.

Кстати, как вам вопросик (дочка домой принесла): рыба, она твердая, жидкая или газообразная? (Правильный ответ определяется вписанием слова «рыба» в соответствующую колонку, одну из трех. Другие слова были «молоко», «дым» и др.) Но как будто этого не достаточно, на следующей странице вопрос: «Какие вещества в природе являются полезными, а какие вредными?» Это уже серьезный, можно сказать, философский, вопрос. Не описка и не ошибка. Когда нам довелось повидаться с учительницей, мы ее спросили, что она по этому поводу сама думает (поскольку выполнение домашних заданий чаще всего не обсуждается). «Ну как же, вот кислород — он полезный». Понятно. Что ж тут непонятного.

Только я не очень-то ей верю после того, как она заставила детей местоимения вписать в колонку под названием «существительные». Требуется постоянная бдительность, когда у ребенка такие учителя.

26.12.2003 — Письмо из Калифорнии — 2

Я не возражаю [против публикации письма на сайте. — А.Ш.] и отвечу на вопросы, а если чего не знаю, спрошу у мужа: он американец, профессор химии, преподает в публичном колледже в Сан-Матео уже много лет и наблюдает систему изнутри. Про себя могу только сказать, что я окончила свои восемь классов в киевской средней школе и затем Полиграфическое ПТУ — такое было время, начало перестройки, нужно было зарабатывать копейку. А потом я вышла замуж, родилась дочка, мы уехали из страны, жизнь закрутилась, и у меня не было шанса продолжить свое образование.

В Америке я лишь время от времени подрабатывала, но программистом, как все наши приятели-соотечественники в то время, не стала. Не решилась оставить маленькую дочку совсем без родителей, достаточно уж того, что муж всегда пропадал на работе, а родственников у нас в Америке нет. Правда, когда мы переехали в Калифорнию, шесть лет назад, и дочка пошла в школу, мне удалось взять пару классов [т.е. отучиться в двух классах. — А.Ш.] в местном колледже: английский язык для начинающих (я ни слова не говорила по-английски и никогда не изучала английский язык в школе) и компьютерные классы, затем программирование.

Программирование мне очень понравилось, но вскоре спрос на программистов сошел на нет. Все компьютерные классы в колледже на данный момент уже аннулированы. Много воды утекло за эти шесть лет…

Перед своим прежним мужем я всегда чувствовала себя какой-то ущербной недоучкой, он умудрялся меня попрекать моим не блестящим образованием. А вот новый говорит, что таких подготовленных и способных студентов у него бывают в семестр считанные единицы (и чаще всего они иммигранты). Он до сих пор удивляется, как это я, за свои восемь классов успела получить основы и в алгебре, и в геометрии, и в физике, и в химии, и в биологии. Все это неслыханно для американского типичного студента. Вот он, к примеру, начал изучать алгебру в девятом классе, геометрию в десятом. Большинство студентов, которые приходят к нему в колледже, не имеют ни малейшего представления ни о химии, ни о физике, Эти предметы не являются обязательными. Так что он учит своих студентов самым азам.

Есть кое-что, однако, что нам обоим нравится в американском образовании: здесь никогда не поздно вернуться за парту и получить свое образование, даже ученую степень. В колледже много людей, как я и мои друзья, у которых первая ступень жизни уже пройдена, и надо как-то начинать все заново.
Между прочим, у меня есть близкие друзья из России, Германии, Чили, Боснии. Мы обмениваемся впечатлениями об Америке, и я знаю, что они во многом совпадают.

Цитата дня (Noam Chomsky высказался сейчас по телевизору): «Education is a system of imposed ignorance». (Образование — это система навязанного невежества).

26.12.2003.

 

24.12.2003 — Письмо из Калифорнии

Уважаемые гости нашего сайта. Отклик на одну из статей, размещенных у нас, пришел сегодня из далекой Калифорнии. Помещаю его целиком с исправлением 2-3 опечаток. Очень надеюсь, что Юлия не будет возражать против публикации ее письма. Здесь же помещаю и мой ответ. Если у вас возникнет вопрос к Юлии об американском образовании, то пришлите его на адрес avshevkin@mail.ru (с пометкой «вопрос к Юлии»). Если вопросы будут интересными и если Юлия будет так любезна, что ответит на них, то, возможно, мы больше узнаем об американском образовании и еще успеем понять и оценить свое образование, пока оно окончательно не погибло. Возможно, это даст нам дополнительный импульс для дальнейшей работы по сохранению отечественного образования, которое мы уже начали терять.

Здравствуйте, уважаемый Шевкин Александр Владимирович!
Вот нашла вашу страницу http://www.shevkin.ru и заинтересовалась. Меня, в частности, заинтересовала статья от 6.10.2003 «Таким ли быть школьному учебнику?» У меня к Вам просьба: посоветуйте, пожалуйста, хороший, традиционный учебник по математике для пятого класса.
Коротко о себе. У меня дочка пятиклассница. Мы живем сейчас в Калифорнии. Дочка с первого класса ходит в публичную американскую школу. Уровень образования ужасающе низкий. Особенно плохо с математикой. Приходится заниматься с ней дома. (Если честно, такое чувство, что заниматься надо дополнительно по всем предметам…). Я купила кое-какие учебники из Москвы. Из них больше всего мне лично помог вспомнить материал за пятый класс учебник Истоминой. Но вижу в нем много недостатков. Прежде всего, отсутствие теории и объяснения. Не могу всерьез относиться к догадкам Маши и Миши (на чем они основаны?).

Какой учебник Вы назвали бы классическим и толковым? Можно ли его купить через Интернет? Если Вам нужны какие-нибудь подробности об американском образовании от очевидцев — спрашивайте, я поделюсь. Только боюсь, что информация получится невеселая. Мы никогда не идеализировали Америку, но то, что я лично наблюдаю на примере своей дочери, переходит границы здравомыслия. Впрочем, наверное, в современном мире это большой дефицит.

Спасибо.

Юлия Белошапка.

Уважаемая Юлия, очень рад получить Ваше письмо из такого далека. Вашу оценку учебника Истоминой я разделяю. Я хорошо его знаю, т.к. рецензировал для Федерального экспертного совета. Об этом учебнике я упоминал и в статье «Размышления о «нескучных учебниках» (Газета «Первое сентября»). Она есть на сайте.

Я знаю «классический и толковый», как Вы выразились, учебник для 5 класса. Это учебник «Арифметика 5» серии «МГУ-школе» нашего авторского коллектива, возглавляемого действительным членом Российской академии наук С.М.Никольским. Однако мне не известно, можно ли его купить через Интернет. Если Вы мне сообщите свои координаты, то я перешлю Вам его по почте.

Теперь об американской школе. С грустью сообщаю Вам, что «реформаторы» российского образования берут американскую школу за образец в то время, когда, как мы знаем, американцы хотели бы хотя бы приблизить свою школу к уровню нашей школы. Этот уровень, если честно, по ряду причин уже снижается, приближаясь к американскому «образцу», о котором Вы знаете на своем опыте. У нас математическая общественность «бурлит», а «Васька слушает да ест». На эту тему я тоже писал статьи (они есть на сайте). У меня к Вам много вопросов, думаю, что к Вам будут вопросы и у гостей нашего сайта «Математика, школа, будущее». Очень надеюсь, что Вы не будете возражать против помещения Вашего письма на сайте и буду Вам признателен, если Вы ответите на вопросы, которые, возможно, зададут гости нашего сайта.

С уважением и наилучшими пожеланиями,
А.В.Шевкин.
24.12.2003.

01.12.2003 — Юбилей «Арифметики» Магницкого…

14 января 1701 года Петр 1 подписал указ об учреждении в Москве Математико-навигационной школы. В школу принимались дети из различных сословий. После окончания школы они направлялись на военную, морскую и государственную службу. 22 февраля 1701 года учителем этой школы был назначен лучший в то время математик Москвы, которому поручили создать для школы учебник по математике и навигации. За «остроумие в науках» Петром 1 он был «именован прозванием Магницкий и учинен российскому благородному юношеству учителем математики». 21 ноября 1701 года рукопись учебника была закончена, и в 1703 году «Арифметика» Л.Ф.Магницкого (1669-1739) была напечатана.

Книга использовалась не только в учебных заведениях, но и для самообразования. Один из экземпляров «Арифметики» в 1725 году попал к юному М.В.Ломоносову, который хранил эту книгу до конца своих дней. Позже М.В.Ломоносов назвал «Арифметику» Леонтия Магницкого и «Славянскую грамматику» (1643) Мелентия Смотрицкого «вратами учености».

«Арифметика» Магницкого оказалась наиболее известной из всех учебников математики в России. Наряду с подробным и систематическим изложением арифметики она содержала также сведения из алгебры, геометрии, тригонометрии, астрономии и навигации. По книге Магницкого российский читатель впервые знакомился с действиями над многочленами, с правилами решения уравнений первой и второй степени. В «Арифметике» Магницкого впервые в России для вычислений использовались такие привычные нам теперь «арабские» цифры, впервые было изложено учение о десятичных дробях.

Чуть меньше 100 лет назад был начат интересный проект, осуществление которого было прервано первой мировой войной и последовавшей за ней революцией. В 1914 году вышла первая часть «Арифметики» Магницкого, обложку которой вы видите на фотографии. Это было точное воспроизведение подлинника в 5/6 натуральной величины, выполненное с максимальным сохранением шрифтов, с помощью которых печаталась «Арифметика» за 200 лет до этого. П.Баранов провел большое исследование, сравнил различные экземпляры книги и учел все обнаруженные до этого опечатки, снабдил книгу вводной статьей, раскрывающей роль «Арифметики» Л.Ф.Магницкого в становлении научного знания в России.

С грустью заметим, что 300-летний юбилей «Арифметики» Л.Ф.Магницкого прошел в России незаметно. Математическая общественность так занята сохранением математики в школе, борьбою за сохранение традиционного российского математического образования и против бездумного реформирования школы, что ей не до юбилея. Однако великую книгу Магницкого, с которой началось развитие науки, которая заложила отечественные традиции обучения математике, в России помнят. На сегодня сохранился единственный школьный комплект учебников для 5–6 классов, который называется так же, как и 300 лет назад. Это учебники «Арифметика 5–6» серии «МГУ – школе», в оформлении которых использованы мотивы оформления «Арифметики» Л.Ф.Магницкого, в которых имеются задания из этой исторической книги.

 

28.10.2003 — Академик С.М.Никольский награжден премией Правительства РФ

Академик Сергей Михайлович Никольский награжден премией Правительства Российской Федерации за работу «Углубленная математическая подготовка студентов инженерно-физических и физико-технических специальностей университетов».
Поздравляем Сергея Михайловича с заслуженной наградой и желаем ему дальнейших успехов на поприще образования.
Краткая биографическая справка
Сергей Михайлович Никольский родился в г. Талица Свердловской обл. (1905).
Окончил Днепропетровский Университет (1929), аспирантуру при МГУ – кандидат физ.-мат. наук (1935), докторантуру МИАН СССР – доктор физ.-мат. наук (1942), профессор (1944). Лауреат Сталинской премии (1952), двух Государственных премий СССР (1977, 1987), Государственной премии Украины (1994), Премии правительства РФ (2003).
Награждён орденами Трудового Красного Знамени (1953), Ленина (1975), Октябрьской Революции (1985).
Член-корреспондент АН СССР (1968),
Действительный член АН СССР (1972) [с 1991 – РАН],
Иностранный член Венгерской Академии Наук (1976),
Иностранный член Польской Академии Наук (1980),
Почётный профессор Днепропетровского Университета (1994), Московского Физико-Технического Института (1997).
Награждён медалями: имени Больцано Чешской Академии Наук (1979), имени И.М.Виноградова АН СССР (1991), имени Коперника Польской Академии Наук (1992).
Лауреат премии имени А.Н.Колмогорова РАН (2000), премии имени М.В.Остроградского НАН Украины (2000).
Автор более 100 научных публикаций, в том числе трёх монографий, двух учебников для ВУЗов, семи учебников для школ.

 

01.09.2003 — О выступлении Э.Д.Днепрова в МИОО 20.08.03

Сегодня в разделе ПУБЛИКАЦИИ / Статьи / Из неопубликованного помещена статья, написанная мною в соавторстве с экс-министром образования России Э.Д.Днепровым (против его воли, разумеется). История этой публикации такова. Через несколько дней после выступления Э.Д.Днепрова перед работниками образования в МИОО в Интернете появилась расшифровка этого выступления, сделанная по аудиозаписи. Мне показалось важным и нужным возразить мэтру реформы отечественного образования хотя бы на страницах нашего сайта.
Дополнение. Позднее на сайте МЦНМО помещена эта статья по адресу:
http://www.mccme.ru/edu/oficios/standarty/2003/dneprov/dneprov3.doc

 

12.06.2003 — Экзамен по новому сборнику сдан!

Выпускники московских школ сдали экзамен по новому сборнику под ред. С.А.Шестакова. Опасения учителей, что задания уровня А окажутся непосильными, были напрасными. Но не только потому, что задания были простыми, а еще и потому что взрослые позаботились о том, чтобы выпускники пришли на экзамен во всеоружии. Они издали решебники. Еще на тренировочном экзамене мой слабый 11 «Б» поразил меня своим умением сдавать экзамен. Одной ученице, которая пропустила почти половину моих уроков, я поставил отметку «6». Она «решила» все шесть задач! Даже ту, метод решения которой я не показывал на том уроке, на который она не пришла! В журнал я поставил ей «5», так как не имел оснований для снижения отметки.

На июньском экзамене я не волновался за свой 11 «Б». И они не подкачали! 11 человек, не имевших в триместрах ни одной «четверки», написали экзамен на «5». Сколько же талантов я «просмотрел» за эти два года, пока с ними работал!

А если серьезно, то хочется спросить: кому нужна эта большая ложь, в которую превращается школьный экзамен, к которому издается решебник? Чему мы учим школьников — основам наук или умению лгать?

 

17.01.2003 — Наш министр образования — кавалер ордена Почетного легиона

Перед новым 2003 годом в Университете дружбы народов (УДН) было вывешено красочное объявление: Поздравляем Председателя попечительского совета УДН Министра образования Российской федерации с награждением высшей наградой Франции орденом Почетного легиона … (текст объявления воспроизвожу по памяти).

О награждении господина министра сообщалось в «Учительской газете». В заметке Виктории Молодцовой говорилось, что наш министр награжден за выдающийся вклад в сотрудничество Франции и России, успешное взаимодействие их культур, систем образования.

Мы не против награждения господина министра «за выдающийся вклад …», но французы могли бы поинтересоваться, как у нас обстоят дела с образованием. Мы считаем, что оно разваливается, мы удручены нашим положением, а французы награждают нашего министра. Если он награжден за то, что творится у нас с образованием под видом его реформирования, то подтверждаются худшие опасения думающих людей о заданности направления наших реформ «извне», о реформировании образования вопреки национальным интересам России. В этом случае нам поздравить себя не с чем, а французы явно поторопились, открыв нам свою заинтересованность в исходе нашей реформы образования.

Поздравим себя с награждением нашего министра?

А.В.Шевкин

 

14.11.2002 — Из истории создания стандартов

Вчера в Центре информационных технологий и учебного оборудования (Москва, Н.Радищевская, 10) прошло совещание учителей, руководителей школ и методистов, приглашенных работать над стандартами. В Южном округе Москвы мне сообщили, что группа, готовившая стандарты, которые отклонила Дума, распущена и замминистра В.А. Болотов будет руководить созданием новых стандартов.

Эта информация оказалась весьма «неточной», так как совещание вели Е.Л.Рачевский, Э.Д.Днепров, А.С.Семенов и А.Г.Шмелев, которых трудно назвать новыми руководителями разработчиков стандартов.

Было объявлено, что по заданию министра и по просьбе ведущих совещание руководство Московским образованием собрало группу самых талантливых, практиков, имеющих надпредметное мышление и владеющих компьютером. Было сказано: «Мы собрали цвет нации, а не цвет Москвы». Была поставлена задача помочь «на федеральном уровне» разработчикам стандартов (тех самых — отклоненных Думой), которые ждут конкретных замечаний и предложений. Главная задача: разгрузить стандарты, так как «широкомасштабный» эксперимент показал, что 40% изучаемого материала учащиеся не усваивают: «Меньше дадим — больше усвоят», — сказал А.Г.Шмелев.

Первый этап работы над стандартами заключался в том, что каждый из собравшихся должен прочитать стандарты как минимум по двум предметам — желательно даже не по своему предмету (?!). Экспертиза должна заключаться в том, что по каждому пункту требований к ученикам старшей школы эксперт должен выбрать одну из четырех оценок:

1. ОБЯЗАТЕЛЬНО (данное требование задает минимально необходимый уровень достижений, обязательный для всех).

2. ЖЕЛАТЕЛЬНО (данное требование задает ориентир для успевающих учащихся, будет набрано в тексте стандартов курсивом).

3. ПРОФИЛЬНОЕ (это требование необходимо перенести в стандарт для профильной школы).

4. ИСКЛЮЧИТЬ или переформулировать (это требование сформулировано слишком неудачно или явно выходит за рамки даже профильного обучения).

Оценку выбирают с помощью компьютера, который следит, чтобы эксперт не выходил за определенные заранее границы в использовании каждой оценки.

Мой вопрос о профильной школе, которая неизвестно как будет работать в стране, имеющей много сельских школ, А.С.Семенов отклонил, сказав, что этот вопрос мы сейчас обсуждать не будем, надо считать, что мы переносим требования не в профильную школу, а в классы с углубленным изучением предметов. Это меня сильно удивило, так как мне известно, что никакого углубленного изучения в прежнем смысле теперь не предполагается, что видно уже по уменьшению числа часов на математику. По многим другим признакам понятно, что профильная школа — плохая замена прежним классам с углубленным изучением математики.

Дополнение. 27.11.02 был на встрече «экспертов» по стандартам. Вел ее Е.Л.Рачевский, просил резать как можно больше. Сказал, что создана группа доработчиков стандартов, в которую включены некоторые из присутствующих. Меня и методиста моего округа не включили, поэтому дальше отслеживать их работу изнутри не смогу. Уже после того узнал, что математиками будет руководить кто-то из физиков, что выезд назначен на 16 декабря, видимо куда-то в Подмосковье.

Шевкин А.В.

www.Shevkin.ru | © 2004 - 2017 | Копирование разрешено с ссылкой на оригинал